Дело Алексея Меркушкина – продолжение. КРИВДА. Свидетель ГРИШИНА

29 сентября, 12:20

«Правда у Бога, а кривда на земле».

«Толковый словарь живаго великорускаго языка» В.И. Даля.

В зале шел суд. Иногда - быстрыми шагами, размахивая на ходу цитатами из документов. Иногда замедляя ход, буксуя на повторе вопросов и ответов. А иногда останавливаясь, изумленно глядя в лицо свидетеля: минуточку, это вы что - всерьез?

… В пензенском Первомайском районном суде допрашивается свидетель, она же – досудебщица, уже осужденная по этому уголовному делу и отбывающая уголовное наказание Татьяна Гришина, бывший председатель правления регионального банка МПСБ.

С вопросами к ней обращается Почетный адвокат России (и 30 лет руководства университетской кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора) Любовь Даниловна Калинкина.

Л.Д. Калинкина: - Вы знали о том, что вы являетесь членом организованной (преступной) группы с рядом других лиц?

Т.В. Гришина: - Да.

- С какого времени вы об этом узнали?

- С того момента, как решили реализовывать «Мордовэкспоцентр».

- Кто вам торжественно об этом объявил?

- Сама решила (адвокаты и прокуроры слегка приподнимают брови).

Л.Д. Калинкина, на всякий случай, еще раз: - Сами решили?

Т.В. Гришина: - Угу.

Л.Д. Калинкина уточняет: - … что вы член организованной группы? Нет, не надо здесь вот, надо серьезно отвечать на вопрос.

- А я серьезно.

- Кем эта организованная группа была создана? … Если вы решили, что вы член организованной группы, я спрашиваю, кто создал эту организованную группу, по вашей информации?

- По моему мнению, Гришин Алексей Викторович и Меркушкин Алексей Николаевич.

- Расскажите, пожалуйста, об обстоятельствах создания этой организованной группы.

- Нет, мне неизвестно. Мне неизвестно.

- А скажите, вам известно было, какая роль вам отводилась в этой организованной группе?

- Подготовить предварительный договор, провести оценку для ... продажи («Мордовэкспоцентра»). Реализовать …

Л.Д. Калинкина: - Это ваши полномочия председателя правления (банка), что же тут преступного?

- Завышенная цена.

- Как часто вы в этой организованной группе собирались на совещания? Настолько вы были стабильны и устойчивы?

- По-разному, я тем более участвовала далеко не во всех …

- И когда встречи прекратились?

- Так как я уволилась из банка ...

- И на этом организованная группа перестала существовать?

- Ну... меня в ней перестало существовать. А что было дальше, я не знаю.

- Не интересовались... А какая-то конспирация была?

Т.В. Гришина удивленно: - В смысле?

Л.Д. Калинкина невозмутимо, тихим голосом и твердой рукой ведет Татьяну Гришину сквозь дебри ее признательных показаний дальше:

- Ну вы, может, прятались, может, предупреждали - нас могут раскрыть, мы же организованная группа. Может, у вас какие-то кодовые названия были. Ну, как-то вы вот конспирировались, нет?

Т.В. Гришина (по легкому шепоту в зале понимая, что завернула не туда, то есть, не то) несколько растерянно: - Когда приезжали на фабрику, телефоны нас просили оставить в приемной. Это единственное, наверное, что было. Больше ничего.

…Юристы в зале суда, не выдержав глумления свидетеля над ОПГ, засмеялись.

Страшная человеческая трагедия демонстративно сфабрикованного уголовного «дела Меркушкина» цинично и густо замешана на вранье и фарсе.

На фарсе и вранье.

Просто сатанинском вранье. И этот эпитет здесь – не случаен. Слово «дьявол» в переводе с древнегреческого – клеветник …

Важное: а ведь Меркушкин, Мазов и Тренькин согласно обвинению, такие же члены той же самой «смешной» группировки, что и Гришина. И уголовная статья на этой развесистой липе висит очень серьезная.

Следствие, кстати, в обвинительном заключении приписало-таки Гришиной особую роль, полагающуюся ей по статусу члена преступной группы - прямое взаимодействие с оценщиками "Мордовэкспоцентра", с целью получения нужной неправильной оценки МЭЦ. Но она про это напрочь забыла (легко ли помнить то, чего не было?) И на допросе в пензенском суде упорно раз за разом повторяла: нет, ни с какой оценочной компанией лично не общалась. Совсем нет. С оценщиками "Мордовэкспоцентра" работали только ее замы.

Еще один штрих на тему честного следствия и правдивых ответов Гришиной.

Защитник В.В. Синельников: - В момент написания вы не назвали сообщником Брыкова и Алексея Гришина? Вам было неизвестно, что они входят в группу?

Ответ Гришиной: - Я узнала (о составе организованной группы) в результате ведения следствия. (Можно было бы ответить еще проще: мне о составе нашей ОПГ следователь сказал!)

Занавес.

Допрос свидетеля Т.В. Гришиной в суде поколебал не только эту приписку следствия. Далеко не только эту.

Он поколебал и многие прежние утверждения самой Гришиной.

Сама того не желая, в ходе судебного допроса, она вытащила на свет божий и много правды.
Показала все дно клоаки, в которую ее с помощью родного отца и брата затащило следствие.

Защитник Р.В. Кемаев поднял на суде в Пензе тему достоверности ее показаний в связи с заведомо ложной информации Гришиной еще по четырем «преступлениям» Алексея Меркушкина: по сделкам с «Непес Рус», санаторию «Надежда», квартире Тренькина, покупке осушителя «Аквасар» для дома Мазова.

Судья М.С. Лесников вопрос адвоката отвел на основании того, что эти проверки не имеют никакого отношения к рассматриваемому делу.

И это истинная правда - не имеют.

Хотя именно из-за этих, на самом деле абсолютно не имеющих никакого отношения к трем пунктам обвинения АМ по рассматриваемому уголовному делу, мордовская Фемида - дополнительно более года! - держала невиновного человека в страшных условиях СИЗО.

…Жители Мордовии знают (информации об этом было много), что А.В. Гришин и Т.В. Гришина - «досудебщики». То есть люди, подписавшие досудебные соглашения, которые дают им большие льготы по особому порядку суда, смягчению приговора и – избавляют их от любой ответственности за дачу ложных показаний.

Досудебное соглашение — это смесь пряника и индульгенции. В руках честного человека в погонах оно является эффективным средством расследования уголовного дела. А в руках недобросовестного может стать средством его дикой фабрикации.

Чем оно стало в «деле Меркушкина»?

Судите сами.

Следствие начало проверки по этим дополнительным показаниям «досудебщиков» Гришиных 18 мая 2021 года. Наплевав, как и во всем этом уголовном деле, на закон: без оформления процессуальных документов, без регистрации сообщения о преступлении, без выделения расследования в отдельное производство (еще раз: проверки не имели никакого отношения к уголовному делу).

Под предлогом этих проверок нижегородский следователь Е.Н. Алешкина (Бурдун) раз за разом выходила в Ленинский райсуд суд Саранска с ходатайствами о продлении стражи Меркушкину. Как всегда, ни один судья (ни районного, ни Верховного суда Мордовии) не потребовал, как это положено по закону, фактических материалов, обоснования, ходатайства следователя, на основании которых проводились проверки.
Первая же проверка показала: признаков преступления в сделке не обнаружено, причастности А.Н. Меркушкина к сделке – нет. На следующем суде следствие объявляло вторую проверку, по следующему «преступлению». И суд продлял Алексею СИЗО снова. И по этой же схеме - еще раз.

По результатам всех проверок - показания Гришиных поочередно оказывались голимой клеветой. Не было обнаружено ни криминала сделок, ни причастности к ним Меркушкина.

Еще раз: но из-за этих проверок Меркушкину ДОПОЛНИТЕЛЬНО на ГОД было продлено мучительство в тяжелейших условиях саранского СИЗО. И именно в этих условиях оперативники открыто предлагали ему выход из узилища в обмен на признание несуществующей вины.

А когда с 29 сентября 2022 года Алексея и адвокатов стали знакомить с материалами дела, им открылся вообще беспредельный авантюризм следствия.
Проверки, повторюсь, начались в мае 2021 года. Но следователь Алешкина составила рапорт об обнаружении этих «преступлений» ГОД СПУСТЯ: в 17 часов 00 минут 28 июня 2022 года.

А в 08 часов 05 минут СЛЕДУЮЩЕГО дня, 29 июня 2022 года, она вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по всем этим «преступлениям» (о которых дали ложные показания в своих досудебных соглашениях Гришины). Для оформленного задним числом, спустя год (!), обнаружения «преступления» и решения об отказе в возбуждении уголовного дела следователю понадобилось ВСЕГО 15 ЧАСОВ 5 МИНУТ (включая ночное время).

Но из-за этих проверок невиновный человек дополнительно год заживо гнил в тюремной камере. Никаких следственных действий в это время с ним не проводилось.
Может быть, в это дикое беззаконие вмешалась, наконец, прокуратура, подписавшая досудебные соглашения Гришиных? Может быть, после доказанных ЧЕТЫРЕХ фактов клеветы «досудебщиков», с ними были расторгнуты досудебные соглашения?

Нет.

Почему?

Потому что всё дело, вопреки объективным экспертизам, вопреки неопровержимым фактам непричастности Алексея Меркушкина к предъявленным ему «криминальным» эпизодам, держится только на вранье «досудебщиков». И подтверждение вранья очень нужны обвинению на суде.

…Начиная серию публикаций из зала Первомайского суда, я, кажется, забыла в двух словах напомнить (теперь уже и для пензенских читателей) главные «преступные» эпизоды уголовного дела: 1) сделка продажи «Мордовэкспоцентра» банком МПСБ - Корпорации развития РМ по «завышенной» стоимости 271 млн рублей; 2) «взятка» экс-руководителю отделения Нацбанка по Мордовии А.П. Тренькину, состоявшая в том, что за бонусы по проверке банка МПСБ у него, опять же по «завышенной» цене, был куплен пакет акций фабрики «Ламзурь» (которыми АП владел со времен чубайсовской приватизации); 3) организация А.Н. Меркушкиным должностного злоупотребления экс-министром экономики республики В.Н. Мазовым (этот пункт самый фантастический…)

Один из самых первых логичных вопросов по теме: а как вообще «Мордовэкспоцентр» оказался в руках банка?

Очень просто оказался. Руководитель Торгово-Промышленной палаты Мордовии К.П.Пакшин, являясь еще и акционером частной строительной фирмы, в 2013 году организовал для этой фирмы кредит в МПСБ. Причем – под поручительство ТПП. А когда фирма не выплатила в срок этот кредит, в мае 2015 года Торгово-Промышленная палата одним движением руки легко отдала в качестве отступного банку «Мордовэкспоцентр».

- По какой стоимости этот объект (три больших, высоких, со спецперекрытиями, выставочных павильона, укрепленная площадка для выставки тяжелой техники, 41 тысяча квадратов участка) был поставлен на баланс банка?

Т.В. Гришина: - Насколько я помню, 54 миллиона рублей.

- А кем подписано соглашение об отступном (то есть кто отдал и кто взял за бесценок МордовЭкспоцентр)?

Т.В. Гришина: - Мной, К.П. Пакшиным, заемщиком …

- А почему МПСБ продал Корпорации развития Мордовии Экспоцентр (через оформление КРМ займов на фирмы «Шумбрат» и «Формат А»)?

Т.В. Гришина: - «Мордовэкспоцентр» был непрофильным активом. Банк платил за него коммунальные платежи. При этом арендатор МЭЦ ничего не отдавал банку за аренду, долги арендатора доходили почти до 40 миллионов рублей. И главное: проверка банковского надзора выявила в МПСБ много проблемных кредитов. Под них нужно было создавать дополнительные финансовые резервы. А денег – не было. Не было у банка денег. Вот прямо совсем.

Адвокат В.Н. Ефремов: - Проверки банка МПСБ проводились ежегодно? Недостатки работы банка выявлялись постоянно?

Т.В. Гришина: - Да. (Отмечалось) регулярное недоформирование резервов по клиентам (резерв на случай невыплаты проблемных кредитов клиентов) … Не хватало капитала, не хватало прибыли.

Почему возникали эти дыры?

В процессе судебного заседания адвокат А.К. Дубов задал Гришиной вопрос о так называемых схемных операциях банка, вскрытых проверкой ЦБ, с конкретными примерами этих схемных операций (Гришина: имели место быть, да). Защитники задавали прямые вопросы об отношении банка к аффилированым к МПСБ и прочим предприятиям. О практике сокрытия в отчетности задолженности по проблемным кредитам. О выдаче клиенту новых ссуд для погашения задолженности по старым, причем и со странной игрой выдачи кредитов под 6 процентов и пристраивании этих же денег на депозит уже под 14 процентов … О безвозмездном списании долгов.

Как отвечала на эти вопросы Гришина?

Например, о безвозмездном списании долгов сначала сказала, что таковых не было. Потом – что все-таки были. Или вот так отвечала.

В.Н. Ефремов: - Чем вы руководствовались, обращаясь в 2016 году к совету директоров банка с просьбой о списании за счет сформированных резервов задолженности компаниям ООО «Нефко-Ойл» - свыше 22 млн. руб, Пензенская топливная компания – свыше 41 млн руб., ТД «Свежий хлеб» - свыше 19 млн. руб? (то есть одним махом – 82 миллиона).

Т.В. Гришина: - Я не вспомню. По сумме не скажу …

Почему я тут так подробно о денежных проблемах банка, значительно усугубившихся с приходом к его рулю Т.В. Гришиной?

Потому что банк, ведомый таким рулевым, реально подошел к пропасти банкротства. И продажа «Мордовэкспоцентра» по максимально высокой цене в первую очередь была выгодна именно главному акционеру банка В.И. Гришину (именно так Гришина называет отца в прослушке телефонных переговоров с В.Н.Мазовым), ей самой и ее брату.

… Знаете, что самое трудное в написании этого текста? Задача впихнуть в него невпихуемое. Объем фактического материала зашкаливает. Изо всех сил стараюсь выбрать главное. Но и самого главного столько, что значительную часть фактов этого этапа судебного рассмотрения все же придется переносить в следующую публикацию.

А здесь и сейчас попробую уже почти телеграфным стилем рассказать вам вот о чем.

В первые дни вопросы Татьяне Гришиной задавал гособвинитель. В них часто звучала фамилия Меркушкина. В ответах на них Гришина старательно описывала роль Алексея. Но все время – исключительно общими утверждениями, без единого конкретного факта – даты, места, документального или любого другого реального подтверждения сказанного.

Вот из набора этих ответов: АМ регулярно обращался с просьбами о решении проблем банка к ее отцу, В.И. Гришину; Изначально все вопросы должны были решать Меркушкин А.Н. и Гришин А.В; Я неоднократно подходила к Алексею Николаевичу Меркушкину; Меркушкин принимал участие в совершении платежей; О том, что мы будем заключать договор с «Шумбрат» я узнала от Алексея Николаевича … И так далее.

Но как только Гришину начинают спрашивать о конкретных вещах …

В 2015 году налоговая служба обратила внимание МПСБ на то, что балансовая стоимость Экспоцентра (а значит, и налог на него) в 54 миллиона рублей - неприлично низка (ну, еще бы…). В связи с этим банк провел переоценку МЭЦ. Она составила 315 миллионов рублей. И это было ДО планов по продаже "Мордовэкспоцентра" Корпорации развития.

В 2016 году МЭЦ был оценен в 273 миллион рублей. В 2017 году – 271 миллион. Оценку производили несколько разных специализированных оценочных компаний

При этом на суде Т.В. Гришина заявила, что оценка стоимости Экспоцентра в 315 миллионов была вполне рыночной. А вот следующая, всего года спустя, стоимость в 273 миллиона по ее мнению - была уже преступно завышена!

Защитник В.В. Синельников выстраивает ряд четких вопросов Гришиной по ее пониманию залоговой, балансовой и рыночной стоимости. И соотношению этих понятий.

Ответы свидетеля можно суммировать одной ее фразой: Сама я не владею методами оценки.

Иными словами: не владею, не знаю, но считаю оценку МЭЦ преступно завышенной. Потому что «рынок упал». За год, как утверждает Гришина - в два (!) раза.

Алексей Меркушкин просит ее назвать источник таких фантастических знаний о таком огромном падении рынка.

Гришина: - Не могу сказать.

***

Т.В. Гришина на суде расписывается в своей полной некомпетенции не только по Экспоцентру. Очень показательны в смысле профессионализма и индикатора тотального вранья ее показания по эпизоду «взятки».

Дачу «взятки» вменяют А.П. Тренькину и А.Н. Меркушкину.

Два основных аргумента следствия: 1) АП в 2015 году продал свой пакет (58 тысяч акций) фабрики "Ламзурь" Инвест-Альянсу по завышенной цене. 2) Этим завышением ему заплатили за то, чтобы он смягчил требование банку МПСБ по необходимому объему доформирования финрезервов (как гарантию выплаты тех самых – см. выше: сомнительных кредитов).

Причем сначала следствие формулировало обвинение так: взятку дали за то, чтобы А.П. Тренькин не отозвал у МПСБ лицензию. Но позже тихо умягчило формулировку - на снижение требований банковского предписания.

По теме «взятки» есть что сказать много и интересно. Но сейчас, ужимая объем текста, скажу очень коротко.

В 2014 году Центральный банк РФ провел реформу. Самостоятельные права бывших региональных отделений были отданы межрегиональным инспекциям. Вследствие чего Нацбанк Мордовии вошел в подчинение Волго-Вятского главного управления ЦБ. Юристы подчеркивают: банковское законодательство очень жестко регламентировано, ни шага мимо этих стальных инструкций сделать нельзя. И согласно им абсолютно все вопросы, связанные с контрольными проверками региональных банков, таких, как МПСБ, решали только уполномоченные структуры Волго-Вятского управления. Отделение-Нацбанк Мордовии мог только внести свои предложения по предписанию. Отправить их в Нижний Новгород. И затем после ответа Волго-Вятского управления дисциплинированно выполнить их указания.

Другими словами: взятку Тренькину давать было не за что. После 2014 года никаких самостоятельных полномочий по смягчению или ужесточению банковских предписаний у него не было. Точка.

Теперь тоже предельно коротко по «завышенной» цене проданных АП акций.

В деле есть экспертиза стоимости «Ламзури», сделанная не кем-нибудь, а экспертным центром Следственного комитета. Согласно ей общая стоимость кондитерской фабрики в 2015 году составляла 3,4 миллиарда рублей. При сопоставлении этой цифры с общим количеством акции «Ламзури» простая арифметика выдает среднюю цену одной штуки в 90 с лишним рублей.

Следствие, несмотря на экспертизу центра при СК, считает, что цена акции «Ламзури» в 2015 году должна составлять 7 копеек (я говорила уже, что это страшное дело густо замешано на фарсе). А свидетель Гришина считает, что акция должна была стоить 2-3 рубля.

Адвокат С.С. Геворкян: - А как вы соотносите цену акции 2-3 рубля со стоимостью «Ламзури»?

Т.В. Гришина: - Деятельность «Ламзури» была плачевной (еще бы … этой фабрикой до банка она рулила в качестве замгендиректора, а потом «Ламзурью» управлял ее нынешний муж Ципигин. Как сказал на одном из предыдущих судов А.П. Тренькин: "После Гришиных везде оставалась выжженная пустыня". И я с АП согласна, добавляю к этому списку еще и обанкроченную СДС).

С.С. Геворкян: - Вы знаете, как это происходит по закону – выкуп акций?

Т.В. Гришина: - Не знаю.

Так же она ответила и на вопрос Л.Д. Калинкиной по банковскому предписанию.

Л.Д. Калинкина: - Любые предписания, которые подписывались Тренькиным, согласовывались на уровне Волго-Вятского главного управления. В этой связи, если тексты предписаний согласовывались в Волго-Вятском главном управлении и Центральном банке РФ, как можно утверждать, что Тренькин мог создавать (льготные) условия (МПСБ)?

Т.В. Гришина: - На месте инспектора могли по-разному проверять.

Л.Д. Калинкина: - Все промежуточные и окончательные решения тщательно (и многоэтапно) просеивались на уровне ВВ ГУ и ЦБ. После чего ни от каких субъективных мнений ничего не оставалось. Вы действительно ни один нормативно-правовой акт ЦБ не можете назвать?

Т.В. Гришина: - Не могу.

«Не могу» и «не знаю». Это были очень частые ответы досудебщицы Гришиной на суде.

Не знает она ничего, понимаете? Но вгоняет в гроб невиновных людей ложными показаниями…

Почему и ради чего?

Сначала о «почему».

Адвокат С.С. Геворкян (это он выиграл дело народного героя Рогожина, который - помните? - расчистил заросшую дорогу жителям деревни, а мордовский суд хотел посадить за это его в тюрьму). Сейчас у защитника поле боя за другого невиновного человека…

Итак, С.С. Геворкян: - Вы пришли в Следственный комитет в первой половине дня или во второй, когда было возбуждено уголовное дело? Вас сначала ознакомили с постановлением о возбуждении уголовного дела и уже потом вы написали - явку с повинной. Или сначала написали явку с повинной, а потом ознакомились с постановлением?

Но если мы знаем то, что знает защитник Геворкян, а именно, что дело было возбуждено в 9.00, а явку с повинной Гришина подписала в 16.00, то какая нам разница, что ответила Гришина.

Все же все понимают, не правда ли?

Когда Татьяна Гришина и ее брат Алексей Гришин давали показания против Меркушкина (без них уголовного дела бы просто не было), их отец В.И. Гришин был влиятельным ректором знаменитого РЭУ имени Плеханова. И имел тесные связи с тогдашним и.о. председателя Верховного суда Мордовии А.В. Лукшиным.

После заключения Гришиными досудебных соглашений с обязательством дать показания против Алексея Меркушкина Татьяну даже не сажали в СИЗО, Алексея Гришина выпустили мгновенно после дачи нужных показаний.

Более того, мордовский Следком (это дело начинал генерал Ситников) закрыл на А.В. Гришина четыре (!) многомиллионных уголовных дела. Чтобы ни у кого не было сомнений за что, генерал в интервью 6 августа 2021 года газете «Столица С» публично сказал, что это – бонус за «называемость» фамилии. Из текста интервью всем было понятно – какой…

Дети влиятельного московского ректора могли надеяться на большие бонусы не только от следствия, но и от суда. В связи с известными им особыми отношениями их отца В.И. Гришина с А.В. Лукшиным. Но особые отношения, вплоть до передачи секретных сведений, вдруг стали известны не только им. Лукшина отправили в отставку.

Однако Татьяна, видимо, по инерции еще надеялась на что-то. И когда услышала свой приговор - 4,5 лет лишения свободы, то, забыв про журналистов, в шоке громко сказала адвокату: «ВСЁ пошло не по ПЛАНУ?»

Если бы не отставка Лукшина, может быть, по плану пошло бы и у брата Алексея Гришина.

Но сейчас у досудебщиков снова большой праздник. Во второй раз их не обманули. Буквально накануне предстоявшего в пензенском суде допроса Татьяну Гришину перевели из колонии на вольное поселение. И тоже буквально накануне предстоящего в пензенском суде допроса с вольного поселения вышел на условно-досрочное освобождение Алексей Гришин.

Пусть кто-нибудь расскажет сейчас наивным людям, что действия следствия, прокуратуры и мордовского суда по «делу Меркушкина» никем не координируются.

Пусть он расскажет нам, что выход на волю этих досудебщиков никак не связан с обязательствами подтверждения на суде нужных для обвинения ложных показаний против Алексея Меркушкина …

За дьявольскую клевету платят высокую цену - свободу.

За непризнание несуществующей вины отнимают бесценное – жизнь …

…Больше двух лет Алексей Меркушкин не видел солнечного света: высокие стены «прогулочного» колодца саранского СИЗО солнца не пропускали. Вонь и теснота тюремной камеры. Отчаяние от происходящего дикого беззакония. Результат: после 28 месяцев тюрьмы – серьезнейшее и резко прогрессирующее дерматологическое заболевание, осложнения которого ведут к сахарному диабету, поражению суставов и сухожилий, к злокачественным опухолям. У него уже сильно болит спина …

После 28 месяцев тюремного заточения у Алексея Меркушкина диагностирована «гипертоническая болезнь 2 степени, риск 3». Этот диагноз убивает не только сердечно-сосудистую систему, но и почки, глаза. Гипертоническая болезнь 2 степени, риск 3 – это тахикардия, сильные головные боли, чувство усталости, снижение мозговой активности и концентрации внимания. При этом диагнозе вероятность моментальной смерти возрастает в несколько раз. Он слепнет…

И это далеко не всё, что сделали с невиновным человеком за 28 месяцев заточения в страшных условиях СИЗО. Алексей Меркушкин обращается к правосудию: «Мне требуется проводить каждые полгода специфическое онкологическое обследование, которое я не могу уже третий год получить. Мне требуется обследование. Я не могу его здесь получить.

КОМУ ВЫГОДНО, чтобы я здесь УМЕР? КТО этого добивается?»

…Совсем скоро упитанный и розовощекий свободный человек Алексей Гришин войдет в зал заседаний Первомайского районного суда города Пензы.

А чуть позже откроется узкая дверь справа от стеклянной клетки и, звеня наручниками, в нее войдет в сопровождении конвоиров сильный, мужественный, стойкий, но страшно изможденный, с серо-белым лицом, Алексей Меркушкин.

…Да здравствует справедливое правосудие, товарищи.

Ура.

НАТАЛЬЯ КАЛИТИНА

Загрузка...


Пример HTML-страницы
Пример HTML-страницы
Пример HTML-страницы
Пример HTML-страницы

Инфо-РМ

Реклама

Рекламное объявление

АО "РОССЕЛЬХОЗБАНК" ИНН 7725114488

Реклама
АО "РОССЕЛЬХОЗБАНК" ИНН 7725114488 LdtCKDxr5

Видео дня





Доска объявлений.jpg