Студенты обожали доцента Забавину и за глаза уважительно называли ее мамой. А она всегда считала, что студент – это личность

Просмотров: 6215

Есть профессии, которые передаются по наследству. Существуют трудовые династии, где отцы и дети объединены одним стремлением, одним трудом, одной целью: династии сталеваров, корабелов, машиностроителей. А Валентина Митрофановна Забавина родилась в семье потомственных словесников, педагогов-филологов. Она более полувека проработала на филологическом факультете Мордовского государственного факультета имени Н.П. Огарева, порядка десяти лет возглавляла его. Ее вклад в развитие высшего образования Мордовии достаточно велик, обширна научно-исследовательская деятельность. Ее многочисленные ученики, в большинстве своем выбравшие ту же стезю, до сих пор вспоминают ее с уважением и любовью. 23 апреля Валентине Митрофановне исполняется 90 лет. Самое время вспомнить ее.

Литература, педагогика прошли через всю ее жизнь. Разумеется, интерес к этим предметам она впитала от родителей. Ее отец – Митрофан Алексеевич Петракеев, кандидат филологических наук, в свое время окончил филологический факультет Петербургского университета. Преподавал, занимался изучением истории русской литературы XIX—XX веков, работал над созданием словаря прозы В.В.Маяковского. Ее мать – Тимофеева Ольга Николаевна, тоже филолог, преподаватель английского языка. До приезда в Мордовию супруги работали в вузах и других учебных заведениях Владивостока и Астрахани. В 30-х годах стали работать в Мордовском педагогическом институте имени А.И. Полежаева. Во время войны вуз был вынужденно эвакуирован в Темников. Их дочь закончила местную школу в 1943 году и тогда же поступила в институт. В нелегкие военные годы ей приходилось, как и ее сверстницам, чередовать учебу с работой на местных предприятиях «все для фронта, все для победы», они шили кисеты для солдат, занимались даже лесоповалом. И все же о Темникове у нее осталось самое светлое воспоминание. Ей повезло с учителями в alma-mater, это педагоги, которые ныне принято считать легендой республиканской высшей школы: М.М.Бахтин, А.И.Маскаев, А.Г.Сердцева. Особенно большое впечатление на юную студентку произвел великий Бахтин. Возможно, его лекции и оказали влияние на последующее направление профессиональной деятельности Валентины Митрофановны. Она вспоминает о своей первой встрече с ним, происшедшей в 1945 году: «Мы, студенты, сидя в аудитории, ждали нового преподавателя по античной литературе. Прозвенел звонок, и вошел Бахтин. Первое, что бросилось в глаза: довольно грузная фигура, несколько одутловатое лицо, синяки под глазами, лысина и … костыли. Но стоило только ему заговорить, и мы обо всем этом забыли, мы увидели совершенно другого человека: молодого, увлеченного, с удивительно добрым лицом, с горящими, умными глазами. Как он читал лекции! Свободно, без всяких записей, все время общаясь с аудиторией. Михаил Михайлович много знал наизусть, и прекрасные строки «Илиады» и «Одиссеи» звучали в его устах как-то особенно проникновенно. Именно Бахтин научил меня по-настоящему чувствовать, понимать и любить литературу». Под руководством своего учителя Забавина и начала педагогическую деятельность. Она отмечала его терпение, заботу о молодых коллегах, его такт в общении. Он ко всем относился с глубоким уважением. Стоит отметить, что эти качества она переняла от него.

Вспоминая молодость, Забавина рассказывала, как она пришла впервые в аудиторию (вскоре после родов). А в аудитории сидят Попков, Цыганкин, Объедкин (ставшие впоследствии столпами местной филологии), которые только что вернулись с войны. Ее первые студенты оказались старше своей преподавательницы. Она им читает лекцию и сама думает: как бы улучить время и покормить малышку-дочь. А тут Цыганкин и говорит: «Валентина Митрофановна, ну сходите Вы домой, покормите Наташку. Мы тут тихо посидим». Этот случай ветераны филологического факультета университета до сих пор вспоминают с теплой улыбкой.

Бывшая коллега Забавиной Галина Семеновна Комарова любезно согласилась поделиться с нами своими воспоминаниями о ней. Они познакомились в 1961 году, когда Галина Семеновна была студенткой. Она с теплом вспоминает свою преподавательницу. Та читала курс истории русской литературы второй половины XIX века. Достоевский, Толстой, Тургенев, Чехов - самые сложные писатели отечественной литературы, любимый период преподавательницы. По мнению Комаровой, Валентина Митрофановна была уникальным человеком не только как педагог, но и как женщина. Обаятельная, стильная, всегда модно одетая, с ярко выраженным интеллектом. В ее традициях было не повышать голос ни на студента, ни на молодого коллегу. Разумеется, идеологическая атмосфера того времени наложила не нее свой отпечаток. Она была членом партии, была секретарем партийной организации на факультете. Это ко многому обязывало, приходилось быть строгой, когда того требовала ситуация. Стоит учесть, что ей приходилось много работать по самым разным направлениям, особенно в ее бытность деканом филфака. Декан – хозяин факультета и, как правило, это всегда мужчина, потому что груз обязанностей достаточно велик. А тут - хрупкие женские плечи!.. Она в то время была единственной женщиной-деканом в мордовском вузе. Да и после нее, женщин не часто ставили во главе факультетов МГУ имени Н.П.Огарева. Можно сказать, что тогда, в 70-е, она «строила» факультет, создавала его, она многое сделала для того, чтобы создать, а затем поднять его имидж на должную высоту.

Забавина заканчивала аспирантуру в Московском институте имени Н.К.Крупской, и с той поры у нее сохранились добрые отношения со многими учеными столичного вуза. Сейчас это назвали бы нужными связями. Она была щедрым человеком и, пользуясь выгодным знакомством, отправляла аспирантов филфака в Москву, помогала им защищаться, способствовала публикации их научных статей, что в то время было довольно проблематично. Именно в 70-е годы прошлого века, когда ректором вуза был Александр Иванович Сухарев, удалось добиться того, чтобы большой МГУ (имени М.В.Ломоносова) стал шефом МГУ маленького (имени Н.П.Огарева). Многие аспиранты не только филологического, но и других факультетов нашего госуниверситета, после этого защищались там. Кстати, эта тенденция сохраняется и в настоящее время.

Валентина Митрофановна часто приглашала московских ученых-филологов в наш университет на курс лекций, на семинары на десять дней, на месяц. Необходимо было, чтобы наши студенты прикоснулись к другой филологической культуре. Стоит отметить, что педагоги университета в то время не варились в собственном соку, как их пединститутские коллеги. Интеллектуальную базу нашего вуза, как правило, создавали приезжие ученые. Создавались новые факультеты, открывались новые специальности, своих специалистов не хватало, и эту нишу заполняли приезжие. Большинство ученых мордовской alma-mater, что ныне составляют ее гордость, приехали из различных уголков нашей бескрайней родины. Да и сама Забавина была приезжей. Поэтому при подборе кадров она не чуждалась варягов. А у тех, чаще всего, «за плечами» имелось и столичное образование (что очень ценилось) и стаж работы в непровинциальном вузе.

Студенты обожали Забавину и за глаза уважительно называли ее мамой, матушкой. В ответ она уважала студентов, демонстрировала принцип уважения к студенту. Считала, что студента нельзя унижать. Будучи деканом, она могла вызвать к себе провинившегося, пожурить его, но никогда не оскорблять, не унижать его. Валентина Митрофановна старалась создать на факультете такую атмосферу, чтобы все решалось в пользу студента, так как студент – это личность. Такова была ее установка. Коллеги Забавину также очень любили. Она никогда никому не выказывала высокомерие, не чуралась советоваться даже с молодыми сотрудниками. Одеваться она очень любила. Модница была несусветная. Как только появится в Саранске новая шубка или еще какая-то вещь и (несмотря на ужасный дефицит) – точно такая же появляется на Валентине Митрофановне. У нее был великолепный вкус, она не позволяла себе ничего вульгарного. Она понимала свой статус педагога: на работе в основном на ней были изящные костюмы. Из литературы, из своего периода особенно она любила Тургенева, всегда с удовольствием говорила о типе тургеневской барышни, который известен и популярен в Европе.

В своей работе во главу угла Забавина, как истинный гуманитарий, ставила просвещение мордовского народа. Она довольно часто общалась с мордовскими писателями на съездах, других мероприятиях, писала рецензии на их произведения, всегда считала, что надо дать мордовской литературе окрепнуть, обрести должный профессионализм. Ею было опубликовано более 70 научных и учебно-методических работ и внушительная часть их посвящена творчеству местных авторов. В 1966 году была напечатана ее первая монографическая работа о жизни и творчестве К.Г. Абрамова, положившая начало всестороннему исследованию поэтики творчества мордовского романиста. В монографии Валентина Митрофановна акцентировала внимание на эволюции прозы мордовского писателя (от рассказа к роману-эпопеи), анализировала проблемно-тематическое и жанровое ее своеобразие, а также исследовала специфику реалистического метода. В частности, был отмечен талант Абрамова-бытописателя, его тонкая наблюдательность, точность в изображении исторических событий, психологическое мастерство. Забавину также интересовали особенности влияния литературных традиций писателей-классиков на творчество мордовских авторов. Она указывает на близость творчества К. Петровой драматургии А.Н. Островского; обнаруживает пушкинские мотивы в лирике И. Пиняева; жанровые традиции романа-эпопеи М. Шолохова, М. Горького – в творчестве К. Абрамова. Энергия, стремительность стиха В. Маяковского, на взгляд исследователя, созвучна поэзии А. Моро, И. Кривошеева.

А сколько сил было отдано ею на создание мордовского национального хора! Он был рожден на базе филологического факультета. В нем было представлено все мордовское отделение с первого по четвертый курс. Поначалу Забавиной самой приходилось загонять мокшанок и эрзянок после учебных пар на репетиции. Потом им понравилось, на спевки шли с охотой. И выступали с полной отдачей. В результате во всех студенческих смотрах художественной самодеятельности все призовые места завоевывались филфаком благодаря этому хору. Тогда мордовский национальный хор был записан на пластинку фирмы «Мелодия» и ему был дан статус народного. В репертуар входили народные песни мордвы, собранные во время фольклорных практик. Некоторые были очень старинные, жившие в народе по нескольку веков. Мордовское национальное пение - удивительное, своеобразное, другого такого нет. И Забавина одна из первых это уловила, хотя и не была профессиональным музыковедом. Ректор вуза Александр Иванович Сухарев такое начинание активно поддерживал, так как это было достоянием не только факультета, но и всего университета в целом. Но как только Валентина Митрофановна перестала быть деканом, этого хора не стало.

Стоит отметить, что династию словесников продолжили и дети Забавиной. Дочь ее - тоже филолог, литератор, сын окончил факультет иностранных языков. Так что она оказала на детей очень мощное влияние. Валентина Митрофановна сама работала до 85 лет. И в этом довольно преклонном возрасте она все еще продолжала раскрывать студентам сложные характеры персонажей Толстого, Тургенева, Достоевского. Работа всегда была смыслом ее жизни, и ей сложно было оказаться без нее. Сейчас близится ее юбилей. Хочется пожелать ей крепкого здоровья и напомнить, что ее до сих пор помнят и любят коллеги и ученики. А последних за все время учебной практики Валентины Митрофановны наберется несколько тысяч человек. Не каждый преподаватель сможет похвалиться таким количеством последователей!  

Семен МИХАЙЛЕВИЧ