Мордовский след в русско-японской войне

13 Ноября, 17:43
Мордовский след в русско-японской войне
culture.ru

О русско-японской войне, к сожалению, осталось очень мало материала. Недостаточно его в местных музеях, да и Интернет не особо радует обилием информации. Разумеется, есть классика: романы Александра Степанова «Порт - Артур», Алексея Новикова-Прибоя «Цусима», дальневосточная серия Валентина Пикуля. Ну, а кроме этого? Русско-японская война продолжалась два года (1904-1905) и закончилась поражением российской армии и флота. В былые годы этот проигрыш называли поражением царизма. Несмотря на то, что русские солдаты сражались самоотверженно, защищая свою родину, проявляли героизм. Немало среди них было и Георгиевских кавалеров. Но про это раньше распространяться было не принято. Клятва русских солдат на веру царю и Отечеству, как и императорские награды, не приветствовались при советской власти, и упоминание о них было чревато последствиями.

В одном из газетных материалов приводились воспоминания старой женщины о том, как ее мать всячески пыталась избавиться от георгиевских крестов, которыми был награжден ее муж во время той войны.

Сейчас ученым-краеведам приходится тщательно собирать те крохи, которые еще остались. Анна Николаевна Занкина, научный работник исторического отдела Мордовского республиканского объединенного краеведческого музея имени И.Д.Воронина согласилась поделиться с нами своими научными поисками в разрезе той эпохи. Наиболее полно в музее представлен Семен Семенович Ющин, родившийся в деревне Алкаево Темниковского уезда Тамбовской губернии. Он самый известный наш земляк, принимавший участие в русско-японской войне. А прославился он, прежде всего, историей своего спасения. Выжил вопреки всему. Алексей Новиков-Прибой в своей «Цусиме» посвятил ему целую главу «Человек, возвращенный могилой». Ющин был марсовым матросом на эскадренном броненосце «Бородино», затонувшем в ходе Цусимского сражения. Алексей Силыч представляет характерный его портрет: «Уроженец Тамбовской губернии, выросший в глухих лесах Темниковского уезда, он выделялся среди остальных товарищей своей плотной, словно литой, фигурой с могучей грудью и широкими плечами. Большие и густые усы, склеенные для красоты мылом, устрашающе торчали в стороны, как две острые пики. Это был малограмотный, но сообразительный и лихой матрос».

Его физические данные в совокупности с природной сметкой не однажды выручали его в трудных ситуациях и помогли остаться в живых в самых тяжелых условиях. Семен Семенович оказался единственным спасшимся из 900 членов экипажа броненосца. Новиков-Прибой – прекрасный мастер батальных сцен. Гибель «Бородино» в его романе описана достаточно красочно. Как броненосец после попавшего в него неприятельского снаряда стал быстро заваливаться на правый борт. Все горит, гибнут товарищи. Далее Ющин видит свой корабль, уже плывущий вверх килем. На днище забрались с десяток матросов, один из них снял с себя рубаху и протянул ему, чтобы зацепился и забрался к ним. Но набежавшая волна отбросила его подальше, и сослуживцы скрылись из его глаз. Он стал отгребать в сторону от тонущего судна. Мимо Ющина, из последних сил держащегося на воде, проплывали поверженные корабли российской эскадры, но никто его не заметил. Матросу попался в руки шлюпочный рангоут, он вцепился в него. В час ночи Семена Ющина подобрал японский миноносец. Он попал в плен, где провел восемь месяцев. Когда война закончилась, и между двумя странами был подписан мирный договор, он вернулся в Россию. В январе 1906 года Семен Семенович уже был во Владивостоке. Какое-то время он провел в Кронштадте, служил в Адмиралтействе курьером. Потом вернулся на родину, работал в алкаевском колхозе, на кондровской фабрике «Красная Роза». Умер в 1935 году, похоронен в селе Кондровка.

В музее представлены награды Ющина, переданные его женой. В его активе: Знак отличия Военного ордена Святого Георгия IV степени. Согласно выписке: «За отличие 14 мая 1904 года в Цусимском сражении. Пожалован лично 1 мая 1906 года в Царском селе при представлении Государю императору». Помимо этого, Семен Ющин награжден медалью «В память похода эскадры адмирала Рожественского на Дальний Восток», медалью Красного Креста «В память русско-японской войны», медалью «За усердие».

Кстати, жизнь и творчество известного мариниста Новикова-Прибоя также в немалой мере связано с Мордовией. Он и родился в селе Матвеевском Тамбовской губернии (ныне Рязанской области), невдалеке от наших мест. А в Зубово-Полянском районе Мордовии, у озера Имерка, он в былые годы отдыхал в летние месяцы и писал рассказы, а также главы «Цусимы». Следует отметить, что Алексей Силыч в качестве матроса был участником дальневосточного похода 2-й Тихоокеанской эскадры, направленной во время русско-японской войны на помощь блокированному противником Порт-Артуру. Ему довелось стать и свидетелем разгрома русских кораблей при острове Цусима японским флотом в мае 1905 года. О гибели эскадренного броненосца «Бородино» Новиков-Прибой писал по свидетельствам Ющина. Семен Семенович также стал героем рассказа писателя «Между жизнью и смертью».

В экспозиции Мордовского краеведческого музея, посвященной той эпохе, представлен манифест-воззвание Николая II к русскому народу по поводу русско-японской войны. Призыв встать на защиту родины. И русский народ вставал. Причем, простолюдины призывались в пехоту рядовыми солдатами или матросами во флот, а новобранцы благородного происхождения – на офицерские должности. Георгиевскими кавалерами становились большей частью простолюдины. Они всегда были на острие атаки, там одно из двух: либо «грудь в крестах, либо голова в кустах». Один из таких – Василий Петрович Селезнев, родился в Краснослободском уезде Пензенской губернии, участник русско-японской и первой мировой войны. Полным Георгиевским кавалером он стал в годы первой мировой, получив Георгиевские кресты первой, второй и третьей степеней. А Знака отличия Военного ордена 4 степени он был удостоен в годы русско-японской войны. Согласно выписке из наградных документов, эту награду он получил за то, что «в бою под городом Мукденом 25 февраля 1905 года вызвался охотником идти на штурм кумирни в Императорских могилах, занятых японцами; вообще в бою под Мукденом выделялся особо выдающейся храбростью». В период русско-японской войны Селезнев воевал в 138 пехотном Болховском полку. В начале первой мировой войны – в 200 Пензенской дружине, в 1915 году был переведен в 407 Саранский полк (3-й батальон, 9 рота). В августе 1915 года был убит.

Уроженцем двух войн и полным Георгиевским кавалером был еще один наш земляк Павел Иванович Девятаев, уроженец деревни Атюрьево. Полным Георгиевским кавалером он стал в годы русско-японской войны. На военной службе он находился с 1897 года. В начале века принимал участие в походе русских войск в Восточную Маньчжурию по подавлению восстания китайцев в охране КВЖД. За отличия в боях был награжден знаком отличия ордена Святого Георгия 4 степени. Получил чин унтер-офицера. С началом русско-японской войны служил в 287 Тарусском пехотном полку. Знак отличия ордена Святого Георгия 1-й степени получил 11 ноября 1905 года «За мужество и храбрость, оказанные им в боях против японцев». Произведен в чин прапорщика. В первую мировую войну воевал в составе 68-го пехотного Бородинского полка.

Еще один Георгиевский кавалер, участник русско-японского войны, Яков Гурьянович Гурьянов родился в селе Казеевка Инсарского района. Ему довелось проходить службу на самых легендарных кораблях того времени, прославленных в песнях и в кинофильмах. За отличие в сражении при Чемульпо 27 января 1904 года на легендарном «Варяге» Гурьянов был удостоен Знака отличия Военного Ордена Святого Георгия. Вскоре после этого его переводят на Черноморский флот, в команду броненосца «Потемкин». Через год на броненосце вспыхивает знаменитое восстание, в котором наш земляк принимает самое активное участие. За это его лишают всех наград: Ордена Святого Георгия и серебряной медали. Он был осужден на 15 лет каторги, но отсидел только 9 месяцев, благодаря ходатайству В.Ф.Руднева, бывшего командира крейсера «Варяг». После этого он уезжает домой.

Как по русско-японской, так и по первой мировой войне сохранилось очень мало материала и с точностью нельзя сказать: сколько именно Георгиевских кавалеров в Мордовии. Прежде многое утаивалось, а иное и сознательно предавалось забвению.

Но есть нетленки, равноценные при любой власти. К примеру, вальс Ильи Шатрова «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии». Я сознательно употребил полное название произведения (первая часть отпала со временем). Вальс был написан в 1905 году на Дальнем Востоке и посвящен русским воинам, погибшим в русско-японской войне. Среди участников этой войны было немало наших земляков. Город Мокшан расположен в 40 верстах от Пензы, поэтому при создании того полка, туда попало достаточно людей, проживавших на территории нынешней Мордовии, как русских, так и мордвы. Он образовался еще во время русско-турецкой войны и хорошо зарекомендовал себя в боевых баталиях. И как каждое солидное военное формирование со своей историей и традициями, полк имел свое знамя, свой духовой оркестр, который возглавлял капельмейстер Илья Шатров. Подобные оркестры в русской армии были издавна частью организационной структуры, создавали необходимый психологический настрой в боях, походах, на смотрах. При атаке командир командовал: «Знамя вперед! Оркестр вперед!» и солдаты с громовым криком «Ура!» бросались в штыковую и повергали врага.  

В русско-японской кампании мокшанский полк в самом начале попал в эпицентр боевых действий между Мукденом и Леоляном. Солдаты в течение 10 дней, оставшись без продовольствия и боеприпасов, упорно оборонялись, удерживали позиции у железной дороги, не давая японцам возможности окружить русскую армию. Они не отступили ни на пядь. Боевой дух солдат поддерживал духовой оркестр, подвигая их на ратные подвиги. Японское окружение все же было прорвано. В мокшанском полку изначально числилось около четырех тысяч солдат и офицеров, к концу русско-японской кампании там осталось едва 700 человек, из 60 оркестрантов – 7 музыкантов. Геройский полк. Но громкую славу Мокшанскому полку принесли не боевые подвиги, а вальс «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии», сочиненный в 1906 году капельмейстером полка И. А.Шатровым.

Илья Алексеевич посвятил его погибшим товарищам. Когда вальс появился впервые на граммофонной пластинке, название оказалось слишком громоздким и целиком не поместилось. А потом первая часть отпала, забылась, и многие не подозревали о полном названии вальса. Впоследствии у него появилось несколько вариантов текстов. Его со сцены исполняли популярные исполнители: Козловский, Утесов, Лещенко, Зыкина. «Манжуриан бит» (его английское название) исполнялся различными зарубежными коллективами, такими, как оркестр Глена Миллера. Это произведение достаточно популярно и ныне, наряду с вальсом «Амурские волны» М.Кюса, маршами С.Чернецкого, «Прощанием славянки» В.Агапкина, сочиненными военными дирижерами Русской императорской армии. Честь им и слава!

Семен МИХАЙЛЕВИЧ

(При работе над материалом использовались интернет-источники, кроме этого автор благодарен за оказанную помощь Анне Занкиной, научному сотруднику исторического отдела Мордовского республиканского объединенного краеведческого музея имени И.Д.Воронина).

Количество показов: 2960
Загрузка...



Мордовия 24 online

Реклама

РетроФМ
Новости24

Видео дня

Какая тема вас больше беспокоит сегодня?




Доска объявлений.jpg