Андрей Кочетков о «Мордовии Арене», о планах и о себе

6 Июня, 16:43
Андрей Кочетков о «Мордовии Арене», о планах и о себе
Фото ВК

В Саранске назначен новый директор стадиона «Мордовия Арена». Им стал Андрей Кочетков, ранее занимавший должность исполнительного директора стадиона «Калининград». Он прибыл в Саранск и занимается в настоящее время подготовкой стадиона к матчу Чемпионата Европы между сборными России и Сан-Марино. О «Мордовии Арене», о планах, о перспективах и о себе Андрей Кочетков рассказал в интервью специальному корреспонденту Телекомпании «ТелеСеть Мордовии» (10 канала) Людмиле Кусеровой.

- Стадион оцениваю по пятибалльной шкале на твердую пятерку. И хочу сказать всем людям, у которых есть какие-то сомнения, что вдруг что-то пропало, развалилось, или не готово к матчу, или после чемпионата мира здесь просто какое-то пастбище для крупного рогатого скота, нет. Все совершенно не так. Стадион в полной кондиции находится. Матч будет проведен на самом высочайшем уровне, вы это все увидите буквально через несколько дней. И если есть какие-то опасения, то они абсолютно беспочвенны. Еще хочу сразу сказать большие слова благодарности за поддержку в регионе. Можно сказать с первой минуты моего появления здесь в должности «директор стадиона» сразу меня пригласили в ваш Белый дом, на Советскую, 35. Руководство республики крайне заинтересовано вообще в футболе как таковом, и в проведении матча на высоком уровне. Я в свою очередь заверил, что всё будет так, как надо.

- Ваши задачи здесь, на посту директора?

- Мои задачи на посту директора, как минимум, чтобы не стало хуже. Это первое. Вторая сейчас задача провести матч на самом высоком уровне. И дальше подготовить стадион для передачи в региональную собственность, чтобы все было не на 100%, а на все 150%. Чтобы на предстоящие 4 года, когда финансирование будет из федерального бюджета, все шло без сучка и без задоринки. И та самая пресловутая монетизация на словах превратилась в монетизацию на деле. Чтобы уже через четыре года дотирование из республиканского бюджета было минимальным. То есть необходимо сделать оптимизацию, и, самое главное, чтобы вот этот великолепный стадион просто стал центром притяжения в Мордовии. Чтобы все значимые события – культурные, спортивные – происходили именно здесь. Сейчас именно нашему стадиону выпала высокая честь проводить домашние матчи ФК «Тамбов», который будет играть в Премьер-лиге. Задача очень серьезная, я думаю, мы с ней справимся. То есть каждую неделю, фактически, будет праздник большого футбола.

- Если сравнить два стадиона: в Калининграде и наш, что можно сказать?

- Невозможно сравнить «Мерседес», «Ауди» и «Бмв». Это все великолепные автомобили. Так же, наверное, невозможно сравнить эти стадионы – это все великолепные стадионы. Есть маленькие недочеты, но по гарантии и по некоторым договорным обязательствам все идет по плану.

- Андрей Викторович, почему смена директора произошла прямо перед ответственным матчем? С чем такое внезапное решение может быть связано, можете прокомментировать?

- Я могу и хочу прокомментировать этот вопрос. Это как раз наоборот для меня очень большой вызов. Многие говорили, что, мягко говоря, «Ты что, больной? До матча осталась одна неделя, ты куда едешь? Карьеру свою просто перечёркиваешь… » За два года наш стадион («Калининград») - один из лучших. Два года я там работал исполнительным директором. Нет, я расцениваю это, наоборот, как высокое доверие начальства. Я человек военный. Приказы не обсуждаются, они выполняются. Доверена эта должность, доверен этот стадион. Я просто еще раз благодарю руководство. Большая честь для меня. И в принципе не секрет – просто как сложилось, так сложилось. Юридически у нас у всех были договоры до 31 мая. Со многими людьми договоры прекращены, кто-то пошел на новую работу, кого-то сократили, кого-то перевели с одного объекта на другой. Моя задача, чтобы режим наследия начал работать не на словах. Я вижу свою задачу, чтобы регион получил самый лучший стадион. А дальше уже те люди, которые будут управлять им в дальнейшем, кому доверят это высокое назначение, они, я думаю, тоже, наверно, справятся. Но это будет потом. Вначале надо провести матч, вначале надо подготовить стадион к сдаче, вначале надо наращивать его прибыль, коммерческую деятельность. А потом уже будем думать о дальнейшем.

- В Калининграде у вас уже был контакт со сборной России.

- В Калининграде был великолепный контакт со сборной России 11 октября. К сожалению, была боевая ничья. Но ничего страшного. Наша задача немножко другая. Задача сборной показать футбол, наша задача сделать комфортные условия для сборной. Приехала бригада РФС, которая работала там. Те же самые люди здесь. Они все знают мои возможности, что я умею работать. И мы, я вас уверяю, сделаем все на самом высоком уровне. Команда администрации стадиона полностью подготовлена, аутсорсинговая компания тоже выше всяких похвал, футбольные поля, которые управляют великолепным газоном, одним из лучших в Европе… Уже можно завтра проводить футбольный матч, можно даже через два часа.

- Вы сами фанат футбола?

- Я? Я - мега-фанат футбола. Я живу футболом, я про футбол знаю почти всё. Не хочется себя хвалить, но я очень люблю эту игру. И как обычный диванный боец очень хорошо в ней разбираюсь.

- За кого болеете? Есть любимые игроки?

- Я болею за «Спартак». Против «ЦСК» я тоже ничего не имею. Я больше, знаете, болею за каждый клуб, именно, за конкретного какого-то игрока. То ест я не фанат Барселоны, но я фанат Месси. Я не фанат Тоттенхэма, но я фанат Кейна. И в каждом клубе у меня есть свой любимый игрок. На самом деле, мне кажется, каждый игрок, именно профессиональный игрок, даже вот те люди, которые приедут из Сан-Марино, они вроде бы профессиональные футбольные игроки, но на самом деле они каждый еще где-то работает. Кто-то учителем в школе, кто-то курьером, кто-то полицейским, кто-то еще кем-то. Но их футбольная дневная/ночная лига - она же сборная Сан-Марино. У нас же ситуация другая. У нас профессиональный футбол и, я считаю, каждый игрок может себя всячески проявить. У меня есть, конечно же, любимый игрок в сборной России. Это вся сборная России. Но мне нравится Зобнин, Джикия … да я их могу до вечера перечислять. В свое время очень нравился Сычев. Не обязательно спартаковцы. И я очень симпатизирую вратарям, поскольку сам всегда за лагерь, за школу и за училище я играл на воротах. То есть на последнем рубеже.

- Вы до этого приезжали на стадион «Мордовия Арена»?

- Командировки у меня были. Я был здесь на матче «Балтика» - «Мордовия». Я приезжал без особого афиширования. Хотя уже знал, что будет смена. И руководство объекта, Алексей (Порфененко) уже знал, что будет смена. То есть это не какой-то там секрет, или шило в мешке. Встретили меня великолепно. И передача дел, тоже, в принципе, происходит по-человечески, профессионально. И я рассчитываю на поддержку предыдущего руководства. Мы находимся в плотном контакте, и нет никаких столкновений на почве, что кому-то повезло больше, кому-то повезло меньше … ну это жизнь, она сегодня идет так, завтра идут по другому. Посмотрим, чем она закончится для меня восьмого числа: то ли Почетной грамотой, то ли похлопают по плечу и скажут «молодец».

- Андрей Владимирович, расскажите о себе.

- Мне 51 год, я офицер. В военно-воздушных силах служил, закончил авиационно-инженерное училище. У меня два высших образования. Одно военное – я инженер по авиационному оборудованию, другое гражданское – я инженер-электрик. Волею судеб я в Калининграде попал в штаб энергетической безопасности, обеспечивал вот это вот все. Может быть, благодаря образованию, может быть, благодаря тому, что я всегда везде лезу. У меня есть такой недостаток – я люблю везде все сам контролировать. Если я что-то сам не увидел, не сделал, не посмотрел, не походил рядом с этим человеком, я теряю покой. Многие меня за это не любят. Им всегда кажется тень отца Гамлета – я где-то стою за спиной. Почему – откуда я все знаю, откуда я все слышу, откуда я все вижу – но я по-другому просто не умею. Я служил в западной группе войск, в боевых авиационных частях, обслуживал самолеты МИГ-29, они летают и по сей день. Это пилотажная группа «Стрижи». Потом сокращение, попал в Латвию, там работал, за границей работал, везде работал. С 2017 года я, со времен стройки, находился в должности исполнительного директора в Калининграде. То есть мы строили стадион, готовили стадион, проводили все тестовые матчи. Все помнят, как и здесь, тестовые матчи проводились на стройке. Это было уже самое большое испытание. Потом это нон-стопом плавно перешло в чемпионат мира. Это признали все, что это лучший чемпионат. Я думаю, что это вообще, наверное, самый лучший чемпионат. Нас они никогда не превзойдут. Уже начали появляться разговоры, может быть, вернуть его – большая честь будет для нас. И я считаю, что это заслуга всех нас, людей, которые прошли тщательный отбор, многоступенчатый, в нашем ФГУПе. Никто не смотрел по качествам «сват - брат», у всех был трехмесячный испытательный срок. То есть везде все очень строго. Если человек не разбирается в футболе, если он не любит Россию, если он не в состоянии решать какие-то вопросы в режиме многозадачности, если он не умеет мгновенно реагировать на ситуацию, я считаю, ему как и на футболе делать нечего, так и на футбольном объекте делать нечего. Перво-наперво мое требование было, чтобы люди изучили футбол, понимали, что в футболе нет периодов – есть таймы. Что иногда бывает 4 тайма на кубковых встречах.

Например, на одном объекте люди взяли и выключили лифты, освещение после свистка, после второго тайма. Матч был кубковый. То есть они выходят дополнительно на третий тайм, человеку говорят – ты где? – да я уже в машине, собираюсь уезжать. – ты куда? – Ну всё, футбол закончился. То есть, для него футбол закончился. В таком бы исполнении, если бы он бы работал у меня, его бы трудовая деятельность была закончена. В футболе, как и в авиации, мелочей нет. Матч должен состояться в любую погоду, матч не прерывают – свисток судьи, подождите, там где-то у нас электрик, у него обеденный перерыв, он там чай закипятил или он забыл, где лежит его лампа запасная, кабели или еще что-то. Такого быть не должно вообще. Априори. Все должно быть подготовлено.

- Вы будете переводить сюда своих людей?

- Есть люди, которых руководство тоже направило сюда. Но все сподвижники. Мы постоянно встречаемся, мы друг друга знаем, у нас есть группы в чате. Когда я приехал сюда, такое ощущение, что многих людей я уже знаю. Нас всячески объединяют, мы обмениваемся опытом. Нет такого, что кто-то там переехал куда-то работать, снимает за собой своих людей. Нет. Все те люди, которые работали, они все и работают. Ни один человек не потерял работу, ни одного человека я не похлопал по плечу, не сказал: спасибо, дорогой, вместо тебя теперь будет работать другой человек. Нет. Произошла ротация небольшого количества людей у руководства, остальные работают. Я ими всеми очень доволен. Тех, кем я буду недоволен, – я сейчас изучаю характеристики – и с ними будет индивидуальная беседа, они сами даже не поймут, сколько в них положительных качеств я открою. Они просто не знают про это. Они станут специалистами. Я буду готовить для будущего руководства этого и других спортивных объектов многофункциональных терминаторов. Не очень люблю Америку, но Терминатор – это мой герой. Чем он мне нравится, что он постоянно воскресает и выполняет любые задачи. Вот мы здесь такая команда терминаторов. Футбольный спецназ. Мы расширим функционал людей и в административно-хозяйственной деятельности, и в коммерческой – дэ-юре – они будут работать на своих должностях, дэ-факто – это будет один сводный отдел. Эти люди будут делать всё. То есть это такое проектное управление по тому, чтобы просто приходили сюда деньги.

- Именно этого сейчас недостает стадиону?

- Я бы не хотел сейчас говорит, что чего-то недостает, чего-то не хватает. Однозначно арену можно сделать рентабельной по двум направлениям. Можно уменьшить сам бюджет содержания арены и можно увеличивать возможности. Не надо зацикливаться на футболе. Это – да – футбольный стадион. Но на этом футбольном стадионе можно проводить массу мероприятий. И это наше федеральное предприятие доказало. Стадионный тур (группы «Ленинград») идет, в первую очередь, по стадионам «Спорт-Инжиниринг». К несчастью, это обошло город Саранск. Но сейчас, может быть маленькая тайна откроется, ведутся переговоры с господином Шнуровым, что, возможно, здесь концерт тоже будет. Возможно, я его не гарантирую. Недостатков нет, чтобы о них говорить, тем более любой недостаток можно превратить в достоинство.

- Как вы относитесь к социальным сетям?

- Я не большой поклонник социальных сетей. Я в них не сижу, не блуждаю. Мы соцсети используем для популяризации объекта. Для того чтобы люди знали, видели. Мы в Калининграде завели все эти паблики, постоянно все события выкладывали. Здесь эту работу продолжим. И надеемся, что люди это все поддержат. В свою очередь хочу проинформировать, что двери объекта открыты. И в экскурсионном плане, и в коммерческом. Надо разговаривать, думать и идти вперед. Не жить одним футболом, а жить тем, чтобы стадион был центром притяжения для всех. И мы это сделаем, я вас уверяю.

- А семья переедет к вам?

- Семья, возможно, переедет. Дети у меня взрослые. Сын учится в медицинском университете в Латвии, дочь работает в банке, жена – завуч элитной школы. То есть там у всех свои планы. Но она жена офицера, и, в принципе, если такое решение приму, то она и примет. Посмотрим, как все сложится. Может быть, мы сделаем всё так, что уже осенью мы сможем передать стадион в регион. И придут новые люди, и будут работать.           

- Известно уже, когда стадион передадут на республиканский баланс?

- Точные даты не известны. Выразило руководство республики озабоченность, что в каком-то пожарном темпе будет передача? - Нет. Все будет доделано в соответствии с договорами, с исполнительной документацией. Все по закону, под надзоров всех учреждений, которые следят за строительством, за исполнением сметной документации. Никто торопиться не будет. Все в регион должно быть передано на все 150%. Чтобы регион зашел и работал. Плюс, не надо забывать, что по госконтракту пятилетняя гарантия, и то, что было не доделано, будет доделываться за счет генподрядчика. Что сейчас уже и происходит на объекте.

- Как вы считаете, должен ли ФК «Мордовия» базироваться на стадионе? Нужно ли это слияние?

- Я являюсь приверженцем именно такого позиционирования. Это было озвучено в Калининграде, там проводился государственный совет Российской Федерации по физической культуре и спорту. Президент нашей страны это как раз и озвучил. Как это будет юридически происходить, это уже дело другое. Но это должна быть база клуба, и клуб должен работать на стадионе. И это в моей концепции, которую я предоставлю главе республики, это должно быть однозначно так. Это должен быть родной стадион клуба, и те разговоры, что нам тут чего-то не нравится, мы будем играть где-то непонятно где, эти разговоры не приемлемы в 21 веке. Играть они будут здесь, нравится им это или не нравится – но это так и будет. Все должно быть минимизировано, не должно быть у каждого свой огородика. Знаете, когда были колхозы и совхозы, чем они были сильны? Коллективом. У каждого был свой чахлый конь, на всех был один мощный трактор. Я считаю, что мы должны придумать один мощный трактор, который вспашет эту благодатную нашу, футбольную, российскую землю. И будет у нас скоро новый наш, может быть, Месси российский, может быть даже мордовский.

Людмила КУСЕРОВА

.           

       

Количество показов: 824

Реклама

Новости24
РетроФМ

Видео дня


Доска объявлений.jpg