Кирилл Курочкин: «Я хочу попросить прощения»

20 Марта, 21:53
Кирилл Курочкин: «Я хочу попросить прощения»

Кирилл Курочкин, пожалуй, самый перспективный игрок региона-13, который закончил карьеру самым неожиданным образом. Кумир многих мальчишек, звезда ФК «Мордовия» он привлекал на стадион зрителей яркой и результативной игрой. Сегодня бывший нападающий «Мордовии» и «Динамо» играет с друзьями на школьном стадионе, отбывает условный срок за наркотики и зарабатывает на ставках - об этом он рассказал в блоге Головина на Sports.ru.    

«Я согласился поговорить, чтобы дать первое и последнее большое интервью и закрыть для себя ту историю», – поясняет Кирилл.

Курочкин родился в Саранске. В 1996-м, когда стало семь, пришел на просмотр в «Светотехнику» – предшественницу «Мордовии», которая на тот момент играла в зоне «Поволжье» второго дивизиона (сейчас это ПФЛ). Курочкин вспоминает, что родители поддержали его выбор – отец даже брал отпуск, чтобы ездить с сыном на турниры в другие города.

Курочкин впервые сыграл среди профессионалов уже в 15: «Лисма-Мордовия» (так ее переименовали из «Светотехники») летела всем подряд в первой лиге (ФНЛ) – за сезон она выиграла всего 5 матчей из 42 и отстала от спасительного места на 25 очков. Когда терять стало нечего, тренер Владимир Дергач подтянул к основе главного таланта школы. Кирилл не забил, но говорит, что неплохо проявил себя в Элисте с «Ураланом» и дома с «Химками». Следующий сезон он начал полноценным игроком главной команды.

Во втором дивизионе «Мордовия» стала седьмой, а Кирилл, которому только в середине сезона исполнилось 17, – седьмым бомбардиром зоны и лучшим среди своих: 14 мячей в 34 играх. В следующем сезоне забил 11 – снова лучший в команде, и «Мордовия» вернулась в первую лигу. В том сезоне ее тренировал уже Юрий Уткин. В основе при нем выходили по восемь-девять 17-18-летних игроков. Уткин и Курочкин утверждают: в тот год футбол в Саранске был на пике. На стадион «Светотехника» на центральной площади Тысячелетия (сейчас на этом месте новый дворец спорта) приходило по 16-17 тысяч зрителей. Они рассаживались по деревянным лавкам и болели за своих – в клубе числилось максимум трое-четверо приезжих. Почти на каждую игру приезжал губернатор Николай Меркушкин.

Кирилл вспоминает те дни с удовольствием: «Забил четыре. Следующий матч – три. Потом позвали в юношескую сборную на отбор к Евро – забиваю там. Возвращаюсь в Саранск – снова забиваю. Я просто стрельнул раньше».

Кирилл еще и отлично учился – до десятого класса шел на золотую медаль, но два выпускных года пропустил почти полностью: «Мне делали скидки как спортсмену. В любом случае не считаю, что я какой-то необразованный или образованный. Необязательно читать энциклопедии и книги. Жизнь сама по себе дает своеобразное образование, учит выбирать акценты и то, что хорошо или плохо».

«Не знаю момент, когда именно они меня увидели, но «Динамо» вело меня два года», – объясняет футболист. – Думаю, что все произошло из-за поездок в юношескую сборную. Меня часто приглашал туда Равиль Сабитов. В один момент руководство сказало, что еду на стажировку в Москву – тренером тогда (летом 2006-го – Sports.ru) работал Семин. Я прошел сборы, но посчитал, что уезжать рано. Через полгода, зимой 2007-го, пришел Кобелев – опять вызвали на сборы. Мы с Сысуевым поехали – все хорошо, снова говорят: «Может, останешься?». А «Мордовия»-то вышла в первую лигу, отвечаю: «Дайте мне еще немного окрепнуть?». Поиграл полгода в Саранске, забил пять мячей и летом подписал с «Динамо» контракт на пять лет».

Возможно, главное достижение в карьере Курочкина – попадание в состав сборной России U-19 на финальную часть Евро. Летом 2007-го, за несколько недель до официального перехода в «Динамо», вместе с Кириллом в Австрию поехали Артем Дзюба, Игорь Смольников, Сергей Песьяков, Павел Мамаев и Руслан Камболов.

«От таких предложений не отказываются», – говорит Курочкин о переезде в Москву в 2007-м. Его брали сразу в главную команду и поэтому увеличили зарплату в пять раз: вместо тысячи долларов 19-летнему Кириллу ежемесячно капало пять (около 150 тысяч рублей по курсу 2007 года при средней зарплате в 13,5 тысяч). Причем каждый год цифра увеличивалась – к пятому сезону в клубе она дошла до 20 тысяч.

Такие деньги сносят крышу?

– Не могу так сказать. Жизнь просто меняется. Когда начинаешь получать больше, у тебя уже другие запросы: по-другому одеваешься, питаешься, отдыхаешь. В этом плане сложнее переехать из Саранска в Москву. Смотришь на ребят на год-два старше – у них Mercedes и BMW. Но таковы реалии футбола. Или взять базу в Новогорске – ее тогда только построили заново, и там были нереальные условия. Я таких полей руками не трогал. Питание – ресторан, есть библиотека, восстановительные мероприятия. Бассейн казался больше всей базы «Мордовии».

Через месяц после перехода Курочкин с Колодиным, Генковым, Димидко и Карчемарскасом приехал на кубковую игру в Питер –  сгорели «Зениту» 3:9. Кирилл, который отыграл весь матч, объясняет трагический разгром судейскими ошибками: рефери не только поставил три пенальти, но и удалил двух центральных защитников «Динамо». На утро после игры команда провела восстановительную тренировку в Новогорске. Перед ее началом Кобелев вызвал Кирилла из строя и поздравил с первой игрой за «Динамо». Она же стала последней.

Ты понимаешь, почему так случилось?

– Проигрывал конкуренцию. Надо было всего лишь проявлять себя, доказывать. Не скажу, что я выглядел плохо или на голову слабее. Нормальный тренировочный процесс, но не получилось.

Спасая карьеру лучшего воспитанника, Уткин попросил «Мордовию» вернуть Кирилла. Летом 2008-го «Динамо» отдало его в аренду во вторую лигу. Без Курочкина в заявке «Динамо» стало третьим и впервые за 14 лет взяло медаль, а Кирилл без «Динамо» забил 10 голов в 20 матчах, но к зиме снова поехал в Москву. После Нового года он понял, что в основу ему не пробиться: «Мне просто сказали: «Поедешь на сборы с дублем». Курочкин много забивал за дубль, шел наверху в списке бомбардиров, но к десятому туру получил травму спины. «После нее я понял, что не то что в дубле – вообще в «Динамо» меня не будет», – вспоминает он.

Травма – самое странное, что случалось в карьере Кирилла. Сам он рассказывает о «непонятном срыве спины»: «Даже не понимаю, в какой момент все случилось. Наверное, несколько игр провел с болью. Хотя все подумали, что я просто закосил».

Как сильно болела спина?

– Я не мог тренироваться, ходить, нагнуться, шнурки завязать. Спал только на спине. С утра просыпался, товарищ по комнате за руки поднимал. К тому моменту переехал на базу, чтобы они не думали, что я чем-то не тем занимаюсь. Жил под присмотром врачей, тренеров. Постоянно плавал, восстанавливался с врачами. Это продолжалось четыре-пять месяцев. Тогда Курочкин вернулся в Саранск прошел процедуру иглоукалывания и обратился к местному неврологу – он сделал блокаду, и боль ушла. «Понадобилось всего пять уколов, хотя после четвертого я к нему уже не пришел. С тех пор ничего не болит. Какой-то злой рок тогда нашел, ей-богу», – вспоминает Курочкин. По его словам, с карьерой в «Динамо» в тот момент все стало ясно: «Позвонил в клуб. Там сказали: «Кирилл, ради бога, лечись, делай что хочешь». В этот момент я понял, что в клубе мне не быть».

Восстановившись летом 2009-го, Курочкин хотел вернуться в родную «Мордовию», но ему отказал тренер Щербаченко: «Он сказал, что в команде есть футболисты на моей позиции. Я не жалуюсь – это спорт, это футбол». Пришлось ехать в Липецк – местный «Металлург» весь сезон шел в зоне вылета первого дивизиона. За второй круг Курочкин забил всего один мяч. В обеих арендах зарплата Курочкина уменьшалась: ее платило не «Динамо», а «Металлург» и «Мордовия».

Из Липецка 21-летний нападающий вернулся в дубль «Динамо» и поехал на сбор. «Мне тогда сказали: «Хочешь – тренируйся, хочешь – нет», – рассказывает Кирилл. – Дальше пришел новый тренер – уже не помню фамилии – и сказал: «С дублем нельзя. Мы-то все не против, но наверху…».

Руководство?

– Да-да. На мне поставили крест. В итоге вообще сказали: «Или снова уходи в аренду, доплачивать не будем. Или оставайся и сиди. Тебя никто не выгоняет». Последние полтора года я просто получал зарплату, ничего не делая и живя в Саранске. После чего приехал, когда сменилось руководство. И мы в одностороннем порядке разорвали контракт.

И тебе было пофигу?

– Представляешь? Когда разорвали контракт, мне выплатили деньги за два месяца. С Виктором Панченко – он работал спортивным директором – пожали руки. Он сказал: «Я думал, ты будешь судиться и ругаться». – «Да нет, я все понимаю». Я знал, что это произойдет со дня на день, когда бегал на местном уровне. Был готов. Но не хотел так больше жить. Хотел просто играть в футбол. Какое-то наплевательское отношение появилось ко всему. Тем более в «Динамо» сменилось руководство – ушли люди, которые меня приглашали. И мне так не хотелось туда возвращаться. Это была уже не моя команда, не мой дом.

А предложения от клубов поступали?

– Да. Пенза, Ульяновск, Латвия, Литва – можно было устроиться. Но я теплил себя надеждой, что дадут шанс заиграть в «Мордовии».

После «Динамо» Курочкин играл в чемпионате Мордовии за районные и деревенские команды. Их собирали по инициативе глав районов – те любили футбол и платили по пять-шесть тысяч рублей за победу. Сначала Кирилл выступал за «Светосервис» из Кадошкина – туда его позвал Юрий Уткин. Сам Кирилл подключил друзей: «Мы сколотили банду и начали всех обыгрывать. Год-два, ажиотаж немного пропал у этого главы. Мы переехали в другой район – Шайгово, начали там налаживать отношения с футболом».

В деревнях Кирилл переквалифицировался в защитника и выходил на поля, заросшие бурьяном, с тропинкой посередине и гнилыми сетками на воротах. Зато его часто узнавали и фотографировались. Он говорит, что даже в тот момент из телефона доносились голоса агентов, которые спрашивали про состояние. Курочкин отвечал честно: набрал лишние семь-восемь килограммов и ничего не хочет. Вернуться в футбол его уговаривали многие – семья, друзья, но все разговоры заканчивались на слове «Неохота». 

Охарактеризуй себя одним словом в тот момент.

– Никакой. Просто плывущий по течению. Какая-то глупость, максимализм, наплевательское отношение к себе и близким. В тот момент мне не хватило отца. Я же кричал: «Да идите вы. Я сам разберусь, что мне надо». Очень сильно мне нужен был человек, который дал бы подзатыльник, отобрал кошелек с кредиткой и сказал: «Или ты сейчас опять идешь и бежишь 10 км, как раньше, или работай на заводе». Такого человека не нашлось.

Если восстанавливать хронологию всех происшествий Курочкина по новостям в медиа, окажется, что все началось не с наркотиков. Еще весной 2010-го его задержала полиция: пьяным и без прав он подрезал бывшего министра МВД Мордовии.

«Не до конца правильно», – говорит Кирилл. – Во-первых, никого не подрезал. Во-вторых, ехал не пьяный. Без прав – да. На тот момент купил автомобиль, а права даже не получал. И даже не учился. Умел ездить, но официально не имел никаких документов. Почему возник вопрос про пьяного – я отказался проходить медосвидетельствование. Но это было и не нужно: я и так без прав, лишать нечего. Смысл в лишних действиях?».

В ноябре 2016-го саранские медиа облетела новость: четырежды лучшего футболиста республики поймали за покупку и хранение наркотиков. «Молодой человек был задержан в рамках оперативных мероприятий. При задержании в кармане его спортивной куртки нашли пачку из-под сигарет «Парламент», в которой было более 10 граммов синтетического наркотика». Через два года все повторилось. 16 июля 2018-го, на следующий день после финала ЧМ, Курочкина и его друга, футбольного арбитра Денис Рожука, задержали на улице Семашко с несколькими граммами гашиша. «Так бывает, не хочу об этом говорить. Все, что произошло со мной и Денисом, и то, как об этом писали, – правда», – пытается уйти от ответа Курочкин.

Курочкин был в этом процессе свидетелем, а его дело вывели в отдельное производство. И он снова получил условный срок – к трем годам за первый эпизод добавили еще полгода и зачем-то изъяли телефон в пользу государства.

Сам Курочкин отрицает версию с зависимостью. Кирилл говорит, что попробовал наркотики уже после окончательного возвращения в Саранск в 2010-м: «И скажу сразу: у меня не было проблем с тяжелыми наркотиками. Все – легкие наркотики. Баловство. Я не говорю, что так можно и нужно делать. Это ужасно. И я в полной мере осознал это. Что ужасно не только мне, но и тяжело моим близким».

Курочкин делает паузу, будто настраиваясь на что-то трудное. «Раз уже заговорили об этом, – начинает он. – Я почему и согласился на большое интервью с вами – очень хочу извиниться перед болельщиками тех клубов, за которые выступал. Перед своей семьей, друзьями. Спустя время я понял, что я парень молодой и друзья останутся, каким бы я ни был. А вот семья… Это был сильный удар по семье, близким. Я извинялся, но сейчас хочу через ваш портал извиниться и перед болельщиками тех клубов, за которые играл, потому что знаю, что такое футбольный клуб «Динамо» – с какой историей, какие люди за него играли. Я прошу прощения. Прошу прощения перед болельщиками «Мордовии». Это тоже великая команда – не такая, как «Динамо», но этот клуб многое сделал для меня. Это мой родной клуб. Извините, что не оправдал надежд. Я искренне играл, я искренне хотел, но так получилось.

Пока Курочкин нигде официально не работает. Объясняет тем, что не знает, в какой сфере может принести пользу обществу: «Мне нужно успокоиться, и я найду работу. Может, что-то связанное с интернетом, соцсетями, инстаграмом. Создал его только сегодня. Думаю, что людям будет интересно. Хочу показать людям, что после такой истории можно нормально жить».

Количество показов: 2287
Загрузка...

Мордовия 24 online

Реклама

РетроФМ
Новости24

Видео дня

Если выборы в Мордовии состоялись сегодня, за какую партию вы бы проголосовали?




Доска объявлений.jpg