Советские танки должны были войти в Польшу. Но Ярузельский помешал этому

16 Сентября, 13:35

В Польше начался суд на Войцехом Ярузельским. 85-летний генерал и бывший президент обвиняется в том, что руководил "преступной группировкой вооруженного характера". Реально его преследуют за введение военного положения. Но если бы не Ярузельский, то в Польшу наверняка вошли советские дивизии. Воспоминания танкиста Владимира Коновалова о возможном вторжении в ПНР опубликованы на сайте "Отвага2004".

В ту пору он был заместителем командира 237-го танкового полка 31-й танковой дивизии. Их соединение размещалось в Северной Чехословакии. Приблизительно в 25 километрах от границы с Польской Народной Республикой. Когда внутриполитическая обстановка там стала обостряться, было ясно: советское руководство решило повторить случившееся в августе 1968-го. Возле чехословацко-польской границы стали регулярно появляться автобусы, заполненные одетыми в гражданское людьми с военной выправкой. Командиры внимательно изучали места, по которым предстояло двигаться войскам. Офицеры танкового полка Коновалова также выезжали к границе. Что характерно, поляки абсолютно не обращали внимания на эти туристические автобусы.

Предстоящие события практически не повлияли на повседневную жизнь части. Танкисты Центральной группы войск всегда интенсивно занимались боевой подготовкой. Во время проведения дивизионных штабных учений отрабатывался вариант: в течение 3-4 суток выхода к Ла-Маншу и Па-де-Кале. Полк был оснащен старыми проверенными Т-62 с пробегом в полторы – две тысячи километров. Коновалов до сих пор помнит номер своей боевой машины – 500.

В последнее время появилось большое количество публикаций, где даются негативные оценки "шестьдесятдвойке". Дескать, она плохо себя показала в локальных войнах, была примитивна и уязвима. Коновалов с этим не согласен. Т-62 в начале 80-х, конечно, не мог конкурировать с новейшими на то время М-1 и "Леопард-2". Но М-60 и "Леопарду-1" он противостоять все же мог.

– Все зависит от подготовки личного состава, – говорит он. – Например, во время занятий наши экипажи уверенно поражали мишени на скорости в 25 километров в час. А ведь те же западные источники утверждали, что из Т-62 на ходу стрелять практически невозможно.

В 237-м полку целые роты стреляли на отлично. Боевая учеба строилась по принципу: боеприпасов не жалеть, моторесурсы не экономить. Конечно, поразить мишени из Т-62 гораздо сложнее, чем, допустим, из той же "семьдесятдвойки". Подготовка шла днем и ночью. Рота могла отстреляться с утра, а ночью ее снова поднимали по тревоге. И так в течение полугода. Можно критиковать этот принцип натаскивания, но он давал результаты. К тому же в полку проводился эксперимент: батальоны были сформированы из солдат одного призыва. Поначалу, конечно, было много шероховатостей, но в последние полгода солдаты-срочники становились асами. И если бы в Европе случилась большая война, противостоящей стороне не поздоровилось бы.

Перед самым польским походом в дивизию приехала большая группа проверяющих из Центральной группы войск. Они были удовлетворены увиденным. Полк находился в пункте постоянной дислокации и, чтобы выйти на марш, требовалось час-полтора. Дивизии поставили задачу взять Краков. Коновалов должен был двигаться в составе усиленной мотострелковой роты на БМП-1. Во главе колонны танковый взвод с саперами. Установили позывные, загрузили ящики с боекомплектом. Рота обязана была, не обращая внимания на польские войска и местное население, упорно продвигаться в десяти километрах от основных сил полка. Заготовили запас дров. Планировали взять печки. Зима все-таки.

В Кракове предстояло занять здание костела. В принципе, ничего сложного не было. Офицеров смущало лишь одно: зная религиозность поляков, наши военнослужащие могли превратиться в настоящих смертников. Круговая оборона в культовом сооружении ничего хорошего не обещала. Правда, все были почему-то уверены, что поляки не будут оказывать сопротивление. Но вполне были вероятны провокации экстремистов из «Солидарности».

Настрой был боевым. И если бы раздались выстрелы в нашу сторону, колонна ответила так, как надо. К тому же обещали выделить вертолетное сопровождение. Коновалов говорит, что они трезво оценивали уровень подготовленности польских войск. Подготовленность была высокой. Имелся опыт взаимодействия с военнослужащими из братских армий. У поляков было одно преимущество – их подразделения мононациональны, а у нас порой рядовые из союзных республик русского языка не знали. И они учились стрелять, водить и говорить одновременно.

Всего, по некоторым данным, из Чехословакии должны были задействованы части еще пяти дивизий. К этому военно-политическому мероприятию намечалось привлечение Группы советских войск в Германии. В самой Польше советские войска должны были поддержать две дислоцирующиеся там танковые дивизии (в общей сложности 35 тысяч человек и 650 танков).

Осенью в западных округах СССР проводились широкомасштабные приготовления. Их апофеозом стали беспрецедентные по масштабам маневры "Запад-81". В них приняли участие 100 тысяч солдат и офицеров. Белорусский и Прибалтийский военные округа, а также Балтфлот, по мнению натовских военных, отрабатывали вторжение в Польшу. Впервые западный обыватель увидел тысячи новеньких Т-72, готовых к "яростному походу". На полевом смотре были продемонстрированы БМП-2. К тому же во время учебных боев, дабы условия были максимально приближены к боевым, техника оборудовалась лазерными имитаторами поражения. Также велась стрельба по управляемым мишеням, в качестве коих выступали все те же Т-62...

В ночь перед вторжением решили послушать польское радио. Пригласили одного солдата, поляка по национальности. Оказалось, что генерал Ярузельский только что ввел военное положение. Как позже рассказывали, поляки специально выбрали день с таким расчетом, чтобы плотная облачность помешала американским спутникам-шпионам обнаружить скопление войск и техники у всех крупных городов. Дивизии советской армии остались в своих казармах. Коновалов утверждает, что его товарищи были рады такому повороту событий. Действительно, лет через десять на волне демократических реформ тех, кто участвовал бы в польских событиях, обязательно назвали бы оккупантами.

Несостоявшийся польский поход мог стать последней операцией, где задействовались танки Т-62 237-го полка, через несколько дней после отмены марша на Краков Коновалов отправился в Нижний Тагил – получать Т-72А. Но это другая история.

Количество показов: 6264

Реклама

РетроФМ
Новости24

Видео дня


Доска объявлений.jpg