Александр Замотаев об опыте управления ЖКХ, испытании взяткой, бандитах девяностых и особом отношении к домашним животным

Просмотров: 2337

Александр Иванович Замотаев – человек в республике известный. Его горожане помнят как руководителя Октябрьского района Саранска (в начале заместителя председателя райисполкома, а затем Главу районной администрации), министра жилищно-коммунального хозяйства Мордовии. Последние 13 лет он возглавляет Центр профессиональной подготовки кадров. Помимо того он – известный спортсмен, незаурядная творческая личность и большой любитель животных. Несмотря на солидный возраст (в этом году ему исполняется 75 лет), он еще полон сил. Недавно он направил письмо Председателю Правительства РМ В.Ф.Сушкову с предложением и согласием на совместную организацию и создание республиканской системы обучения работников ЖКХ.

- Александр Иванович, так уж сложилось, что жилищно-коммунальное хозяйство является головной болью руководства многих регионов. Но прежде нигде системного обучения работников отрасли, подобного предложенному Вами, не возникало. В данном случае, Вы хотите предложить использовать Ваш опыт, накопленный на посту республиканского министра ЖКХ?

- Не только. Так получилось, что с этой структурой связана вся моя жизнь. Я родом из Ельниковского района, в Саранске я начал работать сразу после службы в армии. Покровителя у меня никогда не было, я не водил дружбы с высоким начальством и по службе меня никто не двигал. Знал, что следует не лениться и работать добросовестно. В то время это замечали. Если ты хорошо работаешь и у тебя есть положительные результаты, то тебя обязательно отметят и повысят. Начинал я электриком, был оператором котельной в СПАП-1. И впоследствии, на каких бы должностях ни работал, на всех приходилось пересекаться с жилищно-коммунальным хозяйством. После СПАП-1 работал в «Мордовэнерго», потом стал начальником отдела ЖКХ Ленинского района. В то время меня пригласили в райком партии и сказали, что если я хочу продвигаться по служебной лестнице и далее, то надо обязательно вступить в ряды КПСС, потому что самые лучшие кадры находятся именно там. Я вступил. Помню, как при приемке на заседании обкома партии Анатолий Иванович Березин задавал мне каверзные вопросы с подвохом. После этого и началась моя биография управленца. Я уже на практике учился, как вести себя в разных ситуациях, как управлять коллективом. Потом направили учиться в Горьковскую ВПШ, где одним из предметов была экономика жилищно-коммунального хозяйства. Мне очень нравился преподаватель, я посещал его лекции, часто беседовали наедине. Вопросов у меня было много, а он очень квалифицировано все объяснял. Я уже тогда понял, что ЖКХ - очень сложная, одна из важнейших отраслей народного хозяйства. Причем и организационно, и экономически, и технически. От работы этого сложнейшего комплекса зависит многое. В последнее время довольно часто говорят о претворении в жизнь национальных проектов. Успешно реализовать национальные проекты может только человек, который живет в комфортных условиях. Если же людей будут постоянно беспокоить жилищные проблемы, бытовые неурядицы, то их заботы будут направлены на ликвидацию этих проблем. Поэтому следует учесть, что всю уютную жизнь представителей самых разных профессий обеспечивают работники жилищно-коммунального хозяйства. И если эту структуру начинает «трясти», то это довольно болезненно сказывается на общественном настроении. Я вот уже 13 лет не возглавляю отраслевое министерство, но ко мне до сих пор обращаются председатели ТСЖ и рядовые жители нашего города, спрашивают совета. Многие люди до сих пор не знают, что такое управляющая компания, какими правами она обладает, что должна делать, как рассчитываются тарифы, как выбираются ТСЖ. Народ мало знаком с законами по ЖКХ и этим успешно пользуются мошенники. Меня приглашают на собрания жильцов, чтобы я им объяснял тонкости Жилищного Кодекса. Стоит отметить, что я знаком лично с разработчиками этого документа и в былые годы, бывая в Москве, неоднократно встречался с ними и беседовал.

Когда я был министром, подобных управлений домами еще не было, все отпущенные средства отправлялись непосредственно на развитие ЖКХ. Без ложной скромности скажу, что в этом плане нашему региону удалось добиться больших успехов. О работе коммунальщиков Мордовии всегда своевременно информировалось федеральное руководство и сложилось мнение, что наш регион считается лучшим по развитию этой отрасли и всем надлежало брать с нас пример. Мы лидировали и по целевому освоению, и использованию финансовых средств, по качеству жилищно-коммунальных услуг. Наше ЖКХ считалось лучшим в России, и то время было звездным часом для республиканской отрасли. К сожалению, это не получило дальнейшего продолжения.

Когда я ушел с поста министра ЖКХ, то решил создать Центр по обучению руководителей ТСЖ, ведь профессионально этому нигде не учат и взять знаний неоткуда. Стоит отметить, что в других регионах такого не было. На эти занятия к нам обычно приходило много народу. Перед ними выступали экономисты, специалисты отрасли. На одно из таких занятий в 2007 году мы собрали 300 человек в актовом зале Ленинской администрации. Специально для этого приезжали из Москвы 2 разработчика Жилищного Кодекса, они проводили занятия, отвечали на вопросы, которых было достаточно много. Потом проводили семинары и с руководителями районов, на которые приезжали даже представители других регионов. Помимо того, мы готовили и операторов котельных, и газоэлектросварщиков, лифтеров и других работников, необходимых в жилищно-коммунальном хозяйстве. Мы заключали договор с Центрами занятости, и оттуда к нам направляли людей, потерявших работу и которые были не против получить новую профессию. Тут им преподавали теорию, потом направляли на практику. За ищущих работу ранее платил Центр занятости, а теперь и эта структура обеднела, и учеников у нас становится все меньше, и меньше. И специалисты есть, и желающие овладеть профессией имеются, а обучать не на что.

Кстати, на одно из наших занятий по ТСЖ приезжали гости из Самарской области. В то время к руководству их регионом только приступил Николай Иванович Меркушкин, и они нас с интересом расспрашивали: чего следует ждать от нашего земляка. Я им не стал говорить, мол, сами узнаете. Я давно знаю Меркушкина, и некоторые приписывают нам не самые лучшие отношения, хотя это не так. Он грамотный руководитель и мудрый политик.

Положительная черта Николая Ивановича заключается в том, что он умеет в федеральном центре добиться выделения средств, необходимых для развития региона, знает к кому обратиться в Москве. Мы с ним были оппонентами на выборах Председателя Госсобрания Мордовии в 1995 году. Я потом взял самоотвод. И с той поры считается, что я его противник, хотя это совсем не так. Николай Иванович - не злопамятный и не мстительный. Несмотря на то, что я выступал против него, он назначил меня заместителем министра строительства и ЖКХ РМ, а затем, когда министерство было разделено, то я стал министром ЖКХ.

- В жизни большинства наших сограждан ярко прослеживаются три периода: советский, девяностые годы прошлого века и новое время, в котором мы сейчас живем. В каком из них человеку было жить комфортнее всего, на Ваш взгляд, и почему?

- Комфортнее всего, на мой взгляд, жилось в советское время. Меня всегда привлекала стабильность. Как я уже говорил раньше: я добросовестно работаю, меня замечают и продвигают по карьерной лестнице. Я даже никогда не писал заявлений о переходе по собственному желанию: все повышали, и повышали… Все шло своим чередом. Из рабочих стал руководителем, а когда окончил партийную школу, то назначили, сначала заместителем председателя райисполкома, а потом Главой администрации Октябрьского района, на тот момент лучшего в городе. Наш район был самым богатым. У меня даже тогдашний Председатель Правительства Мордовии Валерий Швецов деньги для республики занимал. Ведь раньше у каждого района был свой бюджет, и от Главы зависило, как он его наполнит. Мы же в самые тяжелые годы смогли расселить Шанхай у тепловозоремонтного завода. Выдали нуждающимся 132 квартиры. Во время руководства районом, я не замыкался на Химмаше. Раз в месяц ездил решать накопившиеся проблемы на ТЭЦ-2, в поселок Цыганский. Всегда брал с собой милиционера, прокурора и руководителя ЖКХ.

- Вы возглавляли район, стояли у руля министерства. А между тем многие чиновники довольно падкие на взятки. Иногда даже берут за то, что можно решить очень простым путем. Наверное, подобное искушение коснулось и Вас?

- Испытание взяткой – это очень серьезное испытание, и не все его выдерживают. Да, я занимал такие посты, на которых взятки предлагают часто. Предлагали и мне. Когда я был министром ЖКХ, то освободилась должность директора одной районной теплосети. Ко мне пришли знакомые ребята и говорят: «Назначь нашего человека директором. 400 тысяч за это получишь сразу». Конечно, заманчиво. Стал думать: можно было бы поставить директором и этого человека: не все ли равно кого? Никто и проверять бы не стал. А деньги были бы у меня в кармане. Но таким образом в зависимость от него попадешь, потом ничего ему приказать не сможешь, он ведь фактически купил свою должность. И, кроме того, взять деньги не позволяли принципы, через которые еще ни разу не переступал. Решил не переступать и на сей раз. Отказаться от взятки помогла сила воли. А вот мой преемник не смог удержаться, и не он один. Я боролся

со взяточничеством и воровством государственных средств и внутри министерства. Когда я стал министром ЖКХ, то довольно быстро усвоил, как много людей в этой отрасли нагревают руки на тех деньгах, которые поступают из федерального центра, и тех, что приходят в результате квартплат. Чтобы поставить этому заслон я решил создать контрольно-ревизионный отдел. Сотрудники этого отдела должны были следить за тем, чтобы выделенные деньги поступили именно туда, куда были определены. А за тем, как работают эти деньги: качественно или некачественно, и на какие цели были истрачены, следила, также созданная мной, служба технического надзора. Так что путь к нецелевым расходам был перекрыт, своровать было уже нельзя. А когда я уволился, то ликвидировали отдел и расформировали службу.

- Александр Иванович, в девяностые годы, в самый разгар, Вы были Главой Октябрьского района. Тогда помимо умения руководить, требовались и другие качества. Вы же сумели наладить отношения и с криминальными структурами, которые в то время оказывали заметное влияние на жизнь города. Они диктовали свои условия, Вам удалось достичь компромисса. Вы смогли контролировать ситуацию на своей территории. Так получалось далеко не у всех руководителей.

- Меня тоже активно пытались подмять под себя. Попытки предпринимались самые серьезные, две машины взорвали, мне самому разбивали голову, порезали дочь. Пытались запугать. По многим вопросам в те годы мне приходилось договариваться с главарями этих ОПГ, многих из которых я знал лично. Надо отметить, что лидерами большинства группировок были бывшие спортсмены, с которыми я прежде вместе занимался. И если мне надо было решить какой-либо вопрос, я обращался ни в МВД, ни в прокуратуру, ни в другие структуры, а шел к очередному лидеру и объяснял, что так нельзя. Когда у меня порезали дочь и быстро выяснилось, кто это организовал, я пришел к инициатору и сказал: «Со мной можете делать что хотите, но если еще раз что-нибудь случится с моими родственниками, я тебя очень сильно накажу. Я никогда под тебя не подлягу. Если хочешь решить вопрос – приезжай, сядем за стол, обсудим и, может, твой вопрос будет решен. Но если ты хочешь диктовать порядки в моем районе, мне следует, либо не пустить тебя сюда, либо уйти самому ». Со многим главарями у меня были нормальные отношения, но необходимо отметить, что со всеми ними я контактировал в рамках закона, не переступая черты. Компромисс иногда найти было сложно. Ведь мы жили по законам, а они по правилам улицы. Но все равно удавалось достигать соглашения. Кстати, после покушения на дочь, ко мне приходили представители другой группировки, возмущались тем, что даже детей не пощадили, и предложили расправиться с теми своими методами. Я отказался. Ко мне нередко обращались за защитой сотрудники райадминистрации, а также руководители предприятий, базирующихся на территории района. Я их в обиду не давал. К примеру, у нас располагалось Управление механизации треста Мордовспромстроя. И вот приходит его директор и говорит, что пришли бандиты, всех выгнали из помещений, на ворота поставили свою охрану, а в боксы загнали свои машины. Все отняли: помещения, баню, бассейн. Я добился, и на ворота поставили самых надежных сотрудников милиции и не пропускали на территорию ни одного бандита, ни их машины. Через два дня ко мне приходит лидер из «мордвы» и спрашивает: «Тебе что, жить надоело или плохо живется?». Я стал объяснять, что, как Глава района, обязан защищать всех обратившихся ко мне за помощью, должен решать их проблемы, а если делать этого не буду, то, что я за Глава?! Удалось объяснить. И так я помогал многим. Некоторые до сих пор благодарят при встрече. Но, конечно самая моя большая дружба была с Андреем Борисовым. Это было своего рода сотрудничество. Дело в том, что нам тогда деньги выдавали по системе взаимозачета: лампочками с «Лисмы», кабелем с «Сарансккабеля». Средства должны были выделяться из республиканского бюджета, но так как предприятия тогда вели оплату налогов своей продукцией, то дальше эти изделия поступали нам. Нам предстояло реализовать их и вырученные деньги пустить на нужды района. В этом случае сразу появлялись «помощники», готовые «помочь» с реализацией, но при этом преследующие свою выгоду. Предлагали свои услуги и обещали вернуть деньги через определенное время. Я говорил им, что смогу им дать продукцию на реализацию, но вначале им необходимо сходить к Андрею Михайловичу Борисову и пообещать ему, что вырученные деньги (за исключением их собственных расходов) будут возвращены в установленные сроки. Эти ребята уходили и больше не появлялись. Никто не хотел портить отношения с Борисовым. Это нельзя было назвать крышеванием. Он не облагал меня данью. Я ведь помню его еще мальчишкой. И также бегали вместе, в футбол играли. Спортом он занимался постоянно, не пил, никогда не употреблял наркотики, всегда был одет чисто, аккуратно, не матерился. Часто беседовал с ним. Он говорил: «Александр Иванович, в том, что молодежь стала такой, виноваты вы, чиновники. Бросили нас, поставили перед выбором: голодными постоянно ходить или пойти отбирать у других». Вот они и отвоевывали свое место за солнцем, собирались в стаи, сперва кирпичи продавали, воевали, а потом систематизировали свою деятельность, организовались. Стали ОПГ. Кстати, криминальные структуры помешали мне одержать победу в борьбе за пост мэра. Те же самые, которые хотели поднять под себя. Мне предложил свою помощь Борисов. Я отказался, понадеявшись на второй тур выборов, который все решит. Но второго тура не состоялось.

- Для многих явилось странным, что Вы, находясь уже в довольно почтенном возрасте, вдруг запели. Появился Шура Посопский. Почему Вам захотелось реализовать себя в новом образе?

- Это случилось не вдруг. Я играл на гитаре с детства. Занимался музыкой в юности, писал песни. В армии играл в ансамбле. А когда я стал работать на должностях, то приостановил это дело. Хотя для близких друзей, пришедших в гости, я смог сыграть и спеть. А однажды пришел друг и предложил мои песни записать на диск. Записали, Вроде понравилось. Потом продолжилось.

- Спорт в Вашей жизни всегда занимал большое место. Чему отдавали особое предпочтение?

- Занимался многим. Назову пять, по которым удалось достичь особых результатов. Это баскетбол, спортивное ориентирование, конькобежный спорт, многоборье и марафон.

- Следует особо остановиться на Вашей любви к животным. Вы устроили в своем доме приют для них. Мои коллеги как-то насчитали 6 собак и 20 кошек. Как удается справляться с такой оравой?

- Сейчас их уже не такое количество, многих удалось пристроить. Помогли волонтеры и внучки носили их на рынок - предлагали домашних любимцев в добрые руки. Теперь у меня 2 кошки и 3 собаки. Было 4 кошки, но одну задавила машина, а вторая болела. Две маленькие собачки живут дома, а третья днем гуляет во дворе и приходит только ночевать, у нее специальный закуток в одной из комнат. Я к ней прихожу вечером погладить и покормить ливерной колбасой, которую она очень любит. К животным у меня всегда было особое отношение, никогда не могу пройти мимо больных и голодных кошек и собак, которые нуждаются в помощи. Многих беру с собой. Они платят за это особой любовью. А кошки обладают способностью исцелять – лягут на больное место и боль проходит.

- Вы довольны результатами, которых удалось достичь в течение жизни?

- Я живу спокойно, без всяких катаклизмов, никогда ничего ни воровал, никого не обманывал. Никогда не брал взятки, не делал никому никаких откатов. Меня знают, меня помнят. Некоторые благодарят при встрече. А раз благодарят, значит, есть за что. И это для меня - главный результат моей жизни.

Тарас НЕГОГОЛЬ