Иван Ненюков о татарских корнях, славном социалистическом прошлом, бандитах девяностых и планах реформирования ЖКХ

Просмотров: 2307

Иван Яковлевич Ненюков – личность в Саранске известная. В восьмидесятых - начале девяностых годов прошлого века он возглавлял Пролетарский район, а с 1996 года по 2004 был у руля города. Время была нелегкое, и оно требовало сильных личностей. Ненюков был таким. В меру требовательный, с виду, может быть, излишне простоватый, этакий "свой парень", но это первое впечатление. Если требуется, он может быть достаточно жестким. Крепкий хозяйственник, этого не отнять. В этом году ему исполняется семьдесят лет, но он по-прежнему полон сил, занимается огородничеством, интересуется политикой и готов ответить на любой вопрос журналистов.

Наш разговор с бывшим градоначальником начался с его родословной. Не так давно в Интернете мне довелось встретить фамилию Ненюковых в летописях волжского купечества: были такие купцы в Нижнем Новгороде, в Краснослободске, Темникове. Не оттуда ли корни экс-мэра Саранска?

- Это предки, видимо, были оттуда, с Темникова или Краснослободска, не так далеко от места рождения в Ельниковском районе. Отец же мой был колхозник-коммунист, в колхозе работал, дорос до начальника, мать - простая колхозница. А если заглянуть еще глубже, то я – дворянин, но татарских кровей. Был такой ранее довольно влиятельный князь Ненюк, татарский князь. И был в соседнем селе у этого Ненюка спиртзавод. А потом этих князей Иван Грозный в Мокшу окунул, вытащил и сказал: «А теперь вы будете русскими татарами». Все это исторический факт, у меня это есть на бумаге. Вся моя родословная собрана в большой папке. Я ее многим давал почитать. Согласно ей, я считаюсь татарским мурзой. Когда я еще был городским Главой, мне пришло письмо из Уфы от председателя российского общества мурз с книжкой, в которой я был представлен наряду с другими мурзами нашей страны. Потом мне еще приходили письма с Санкт-Петербурга, Новосибирска. Нижнего Новгорода, Москвы. Согласно истории, собранной в папке, я – потомок Лермонтова, Куприна и нескольких участников Бородинского сражения. Вот откуда я веду свой род.

- В одной из публикаций семилетней давности на вопрос журналиста о том, не хотелось бы вернуться в строй и работать, приносить посильную помощь, Вы сказали, что всегда готовы и полны сил. Сейчас время изменилось, желания не поубавилось? Не надоело жить в глубинке, ведь все же 28 лет были у власти?

- Я и сейчас бы мог поработать, но обстановка сложилась таким образом, что мой опыт может оказаться невостребованным. Во власти я не хочу работать. Я – человек специфичный, честный, воспитанный и довольно опытный. Я найду себе применение в другой сфере. Перед Новым годом отправил письмо Главе республики Владимиру Волкову с предложением о создании сервисного центра по обслуживанию внутридомового оборудования: электричества, газа, тепла и т.д. Аргументированно высказал необходимость этого. Сейчас все газовики, электрики, сантехники обслуживают потребителей до входа в дом, здесь граница. Дальше не идут, и внутри не обслуживает никто. Между тем, это очень важный момент. Сейчас в частном секторе приборы отопления, чаще всего, работают от электроэнергии. Представьте, если какая-то авария случится в сельской местности и энергию отключат в тридцать градусов мороза, то люди рискуют замерзнуть. В городе в таком случае хоть МЧС можно привлечь. Когда у меня отключили электроэнергию, я знал куда обратиться. Мне, конечно, пришли, починили, и то растянули на неделю. А в деревне случилось такое -убегай к соседу и все оставляй! Пока ответа на предложение я не получил, Главы не было в республике. Теперь он приехал, рассмотрит мое предложение, направит в соответствующее ведомство, а я уже пообщаюсь с исполнителями, изложу им свои мысли. Мне следовало раньше об этом задуматься, но при социализме и переходном периоде ДЭУ и управляющие компании заходили в дом и там все делали. Сейчас – нет. Все стали чужие. Причем это не только в частном секторе, но и в многоэтажных домах.

- Иван Яковлевич, в промежутке между руководством Пролетарским райисполкомом и Главой города, Вы возглавляли министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Мордовии. Тогда две структуры входили в одно ведомство.

-Так я на этом и настоял, когда тогдашний Председатель Правительства республики Валерий Швецов предложил мне эту должность. Строительство и ЖКХ должны быть вместе, потому что одним делом занимаются. Но впоследствии их опять разъединили. Считаю, что это неправильно.

- Сейчас городом руководит Петр Тултаев, которого считают если не Вашим учеником, то человеком Вашей команды (в прошлом) во всяком случае. Вы работали вместе с ним и в Пролетарском районе, и в городе. Как Вы оцениваете его работу, не хотелось бы что-то подсказать?

- В райисполкоме он работал начальником отдела культуры, когда я перешел в городскую власть, то он перешел туда, в управление культуры. Работали мы дружно. Человек он умный, но немного политработник. А глава города – это, прежде всего, хозяйственник. Петр Николаевич - заботливый хороший внимательный человек, прекрасно общается с людьми, как с большой аудиторией, так и «один на один». В копилку своих действий в городе он включил общение с народом по месту жительства. Он постоянно выезжает, общается с жильцами. Но, к сожалению, везде успеть невозможно. У нас в городе 1500 зданий и побывать в каждом из них, пообщаться и все решить, не получится ни физически, ни морально, ни финансово. Хотя это очень хорошее дело, замечательное. Когда он общается с людьми с глазу на глаз, есть возможность доходчиво объяснить собеседнику возможность решения проблемы в каждом отдельном случае. Но я этого делал мало. Я больше занимался непосредственно хозяйственными делами, перспективой, проектированием, благоустройством. Кстати, благоустройство и сейчас на должном уровне, город достаточно чистый. Должен сказать, что Саранск стал чистым с 1997 года. В то время на это был сделан особый упор, за работу взялись все коммунальные службы города. Нередко на помощь приходили работники администрации. Город стал чистым, и потом оставалось только поддерживать это состояние. В то время нам приходилось нелегко, категорически не хватало средств на содержание города. Даже зарплаты по 7 месяцев не выдавали. Сейчас стало гораздо проще: гарантированная зарплата, техники стало побольше. Разумеется, в этом есть и весомая роль руководства республики. Но я не приветствовал то, что всю городскую медицину передали республике. Считал, что нельзя объять необъятное: если человеку добавить нагрузки, то от него нельзя будет требовать качественной работы. На сегодняшний день в администрации города осталось только народное образование: школы, детсады. Количество последних в девяностых резко сократилось, а сейчас вновь стали строить, потому что маленьких детишек стало некуда водить.

- В Вашей жизни, как и у большинства сограждан, четко прослеживаются три периода: советский, девяностые годы прошлого века, и новое время, в котором живем сейчас. Девяностые – самые тяжелые, это понятно, а в каком времени комфортнее жилось человеку: в советское время или сейчас?

- Я работал и при социализме, и при переходном периоде, и при непредсказуемом капитализме, как я называю нынешний строй. Самый надежным для проживания, где каждый гражданин чувствовал себе в достаточной мере защищенным, я считаю социализм. В то время у власти в стране была коммунистическая партия, и обидеть человека руководителю любого ранга было не так-то просто. В таких случаях человек обращался в исполком, в обком партии, и для того руководителя, на которого жаловались, наступали черные дни. Тогда все органы власти стояли горой за простого человека по чести, совести и достоинству. Иногда говорят, что тогда не было творческой инициативы. Разумеется, что инициативы в развитии малого бизнеса и предпринимательства тогда не существовало. Ну а когда появилась такая возможность, во что это вылилось у нас - прежде всего? В торговлю! В торговлю пивом, разбавленным стиральным порошком для создания пены. Вот какие были первые предприниматели в Саранске. А при социализме все было иначе, творческая инициатива, чаще всего, выражалась в предложениях по модернизации производственного процесса. Я и сам имел с десяток рацпредложений, и было даже несколько изобретений по строительству. Никто тогда этому не препятствовал, все только поддерживали. За это платили довольно приличные деньги – только занимайся! Поэтому сказать, что нынешний строй самый свободный и демократичный, я не могу. Рыночные отношения на Западе культивировались и шлифовались в течение трех веков, а мы решили все это за 10-20 лет сделать?! В результате у нас вместо рынка появился большой непредвиденный базар, при котором честь и достоинство человека подвергается сильному угнетению. Если захотел руководитель уволить человека, то он его уволит без затруднений: «Иди, живи, как хочешь!». А попробовал он сделать это раньше – ему бы профсоюз не позволил. И зарплаты сейчас у большинства людей очень низкие, не успевают расти за ценами. Порой пенсии выше иных зарплат. Большинству людей при социализме жилось лучше. Сейчас квартиры покупают за большие деньги, а раньше их давали согласно очереди. И бывали времена, что эта очередь шла достаточно быстро. Конечно, нынешний строй заставляет вертеться, но мы такими родились, то сразу не завертимся. Как говорят, русский мужик размахивается долго, но если влупит, то мало не покажется! Вот какие мы! Создается впечатление, что эта система была выдумана для ухудшения жизни в России и это сделали наши неразумные руководители Советского Союза и России. Горбачев, Ельцин, Бурбулис, Шахрай, Чубайс и другие, многие из которых в 90-е побывали в Саранске. Я практически со всеми ними встречался. Я считаю, что известные неудобства для жизни в России были до 1953 года, когда твою судьбу, а то и жизнь, решал приговор «троек». Вот тогда действительно нужно было следить за тем, что говоришь, что делаешь. А потом наступила нормальная спокойная жизнь, которую следовало сберечь. Но не удалось.

- В лихие девяностые Вам довелось вначале возглавлять Пролетарский район Саранска, а затем и весь город в целом? Время было тяжелое, «не до жиру», вставало производство, ломались устои, не работали общественные институты, подняла голову преступность. Что для Вас, как для руководителя, тогда было главным?

- Главным для меня было и тогда, да и потом: управление районом, городом. В Пролетарском районе я работал с 1985 года. На моих глазах и при моем участии шло его становление, которое потом сменилось разгулом бандитизма. Мы пытались противостоять ему, сдерживать его. Повлиять на обстановку того времени я не мог, как руководитель района. Определенное влияние на братву я приобрел, когда стал Главой города. В большей степени, эти бандиты были порождены властью, более того, власть была заражена бандитизмом. Фамилий называть не буду. Но в отношениях с этими бандитами меня неоднократно подставляли, сталкивали высоко сидящие начальники. На меня сваливали чужие промахи. А я никогда никому не делал плохо. Я их всех знал, этих лидеров преступных группировок. К примеру, приходит ко мне один бандюган: «Мне нужно вот это!». Я, хорошо владея обстановкой, недолго подумав, давал ответ: « Можно. Делай!» - если в этом случае просматривалась польза для города, или напротив: «Нет!». Если я отказывал, то они больше не привязывались. И те, кто ко мне шли, чаше всего уже заранее знали мой ответ. Они ко мне относились очень уважительно. А вот была категория местных не очень больших руководителей, тем, сколько ни отказывай, все равно заходят, то сзади, то сбоку, донимают звонками. Причем с той категорией, которую потом назвали ОПГ, я всегда разбирался сам. Однажды одному из моих руководителей кинули в окно бутылку с зажигательной смесью. Вычислить заказчика не составило труда. Я вызвал его к себе, и, несмотря на его выкрутасы с распальцовкой, заставил извиниться перед пострадавшим и посоветовал более так не делать. Все, вопрос был решен. Конечно, полностью контролировать криминальную ситуацию в Саранске было мне не по силам, но я не позволял что-либо взять, отобрать, или сделать что-то еще, причиняющее ущерб городу или его инфраструктуре. Никаких личных отношений у меня с ними не было, хотя некоторые люди, пытаясь выставить меня в невыгодном свете, заявляли, что я с братвой в обнимку хожу. Разумеется, это неправда. Уверяю вас, что я честен был во всех отношениях. И следует учесть, что я никого не боялся. Напротив, тогда боялись те, кто занимался неправедными делами.

По долгу своей службы мне приходилось заниматься и архитектурой города. Некоторые здания появлялись и тогда. В свое время своевольничал магазин «Ботевград»(фирма «Кристина»). Приходят ко мне и заявляют, что необходимо строить пристрой. Я подумал и решил: «Давайте!», это означало, что они напишут мне соответствующее письмо, соблюдая необходимую церемонию. Затем я подпишу, они начнут проектировать. А они сделали все наоборот. Я подъезжаю посмотреть, а они уже стены подняли. Я приказал приостановить строительство, а их оштрафовать. И они с этим соглашались. Решение городского Главы обсуждению не подлежало.

- Работа в руководстве городским хозяйством нередко подвергается искушениям и не все отвергают соблазн незаконно обогатиться. Об этом свидетельствуют и примеры из других регионов: то одного мэра сняли, то другого заместителя отдали под суд. Как велась борьба с подобным злом в Ваше время?

- Арест мэра или заместителя - это признак того, что поставили неподготовленного человека. На такой пост необходимо ставить проверенного, морально подготовленного человека к ответственности перед людьми, честного, добросовестного, способного руководить. А ведь как у нас порой ставят?! Вспомните, кого назначили министром обороны, и что из этого вышло? Сердюков не был готов управлять обороной страны, и его руководство принесло немалый ущерб отрасли. Все управленцы, которых снимают с должностей – это люди не устоявшиеся, не готовые к руководству. Теперь относительно администрации города и всех его подразделений. Случаи незаконного обогащения встречались и там, среди людей, работающих под моим руководством, но я за это жестоко карал. Под суд я никого не отдавал, считал это неправильным, я просто увольнял нарушителя сразу же, на первой стадии, как только попался - такой человек не должен работать в органах городской власти.

- Прогресс Саранска в последнее время очевиден. Вы согласны с этим? Что Вы скажите по этому поводу?

- Город похорошел, но это началось не вчера. Все люди, которые пришли к власти в Мордовии на рубеже веков, одним коллективом работали на благо республики и города. Я всегда находил взаимопонимание с республиканским руководством, хотя нередко спорил по разным поводам. Порой очень резко. Мы делали дело и не занимались интригами. У нас были свои дела у каждого, но цель была общая. И в то время я свое дело мог делать лучше, чем кто-либо. Потому что я много знал и обладал большим опытом. Теперь, по происшествию времени, с гордостью могу сказать, что я везде начинал благое дело первым. Пролетарский район стал лучшим в городе во время моего руководства. Когда я пришел в городскую администрацию, и город стал хорошеть. Хотя, повторюсь, очень ощущалась нехватка средств. Хорошо, что руководство республики меня понимало и поддерживало. А когда я покинул кресло мэра, то продолжатели все стали делать сами. Кстати, горожане помнят меня до сих пор, когда иду по Саранску, подходят, приветливо здороваются.

- Есть общая проблема, которая объединяет время Вашего руководства городом и сегодняшняя: ЖКХ. Ржавая вода из кранов текла и тогда, и сейчас. И тарифы изменяются, непонятным образом для квартиросъемщиков. Как решить эту проблему?

- ЖКХ- это организация сенсорного обслуживания населения. Она всегда была достоянием обсуждения на всех уровнях, начиная от населения и заканчивая высшим руководством страны. Кажется, что в проблемах ЖКХ разбираются все, как раньше казалось, что все знакомы с сельским хозяйством. Но никогда действенных, нужных, практических, и, главное, разумных мер по ЖКХ не принималось. Все реформы и перестановки, проводимые в отрасли, шли, как правило, не на пользу дела. Вода из-под крана будет чистой только тогда, когда работа этой отрасли будет правильно оценена как финансово, так и морально. А если за обслуживание ЖКХ платить очень мало, то вода постоянно будет грязной. Коммунальные услуги должны быть достойно представлены и достойно оплачены. Вокруг этого очень много болтовни. А требуются серьезный разговор и изменения в отрасли на законодательной основе. Этой службе нужны внимание и оценка ее работы со стороны руководства регионов. Не надо думать, что в ЖКХ работают только лентяи и тунеядцы. Да, порой не хватает образованных специалистов. Но все же там трудятся достойные члены общества, которые за сравнительно низкую зарплату, не способствующую творческому развитию, стараются качественно исполнить свой долг.

Иван Яковлевич Ненюков сейчас живет в частном доме на окраине города. В Пролетарском районе Саранска, которому отдал несколько лет жизни. У него большой огород, и все теплые месяцы года он проводит там: сажает, удобряет, культивирует, собирает урожай. У него чего только не растет! Неудивительно, что его неуемная натура нашла себе достойное применение и на пенсии. Он со мной соглашается:

- Без этого нельзя. Я ведь деревенский. Привык кормиться своим трудом. Без работы не могу. Мое родное село находилось на взгорье, там песок и почти ничего не росло. Не было ни яблонь, ни груш. Урождались только картошка и огурцы. Мы помидор красных не видели, зеленые ели. А тут простор для творчества!.. Конечно, я часто вспоминаю работу в городе, я там знал каждый уголок, понимал, в каком месте нужно гвоздь вбить, а в каком выдернуть!!!

Семен МИХАЙЛЕВИЧ